Статьи

Олег Сикорский

СИКОРСКИЙ О. Л. Заветный Закон. ЛигаБизнесИнформ.

Горе тем, которые зло называют добром...


Блажен муж, который не ходит на совет нечестивых и не стоит на пути грешных, и не сидит в собрании развратителей; Но в законе Господа воля его, и о законе Его размышляет он день и ночь!
Пс. 1, 1-2

Блаженны непорочные в пути, ходящие в законе Господнем.
Пс. 118, 1

Не дал ли вам Моисей закона? и никто из вас не поступает по закону.
Иоан. 7, 19

Мир – это сложная гармония, основанная на порядке. Закон установлен не только для материи, небесных тел, природных сил, но и для людей. Этот закон открыт в десяти заповедях на двух каменных скрижалях. Закон учит людей путям жизни, свободы и радости, а нарушение закона порождает ложь, угнетение и смерть.«Во свидетели пред вами призываю сегодня небо и землю: жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое…» (Втор. 30, 19).

  

Закон и человеческое право

Если закон благ, то почему люди не хотят исполнять его? Почему не живут по ясным и простым заповедям? Зачем выдумывают собственное «законодательство», которое ведет их к погибели? Зачем называют закон «моралью», и оправдываются, будто его невозможно исполнить? «Ибо заповедь сия, которую я заповедую тебе сегодня, не недоступна для тебя и не далека; Она не на небе, чтобы можно было говорить: «кто взошел бы для нас на небо, и принес бы ее нам, и дал бы нам услышать ее, и мы исполнили бы ее?» И не за морем она, чтобы можно было говорить: «кто сходил бы для нас за море, и принес бы ее нам, и дал бы нам услышать ее, и мы исполнили бы ее?» Но весьма близко к тебе слово сие; оно в устах твоих и в сердце твоем, чтоб исполнять его. Вот, я сегодня предложил тебе жизнь и добро, смерть и зло» (Втор. 30, 11-15).

Дело в том, что люди не хотят исполнять закон, но умирать тоже не хотят. Поэтому, они догадались не отрицать закон полностью, чтобы не умереть от хаоса и бесчинства. А исполнять закон частично, запретив только два самых опасных, по их мнению, нарушения закона: убийство и воровство. Остальные же восемь заповедей люди решили нарушать, назвав их необязательной «моралью» или архаичной «религией».

Однако, закон не может быть заменен никакими человеческими выдумками. Отказавшись от заповедей, и сказав «я буду счастлив, не смотря на то, что буду ходить по произволу сердца моего» (Втор. 29, 19), они утратили критерии добра и жизненные ориентиры и не смогли восполнить образовавшуюся пустоту тысячами своих «теорий» и «законодательств».

Выбрав духовную смерть, люди продолжали существовать в качестве бездушных физических тел, благополучие которых сделалось предметом разнообразных «правовых теорий» и «нормативных актов». Наиболее популярными в последнее столетие человеческой цивилизации были, так называемые, теория «естественного права» и теория «позитивного права».

Теория «естественного права» выводила общественные нормы поведения из человеческой и животной физиологии. В системе «естественного права» человек рассматривался, прежде всего, как животное. Если у человеческой особи имеются биологические потребности, значит, предполагалось, что человек имеет «неотъемлемые права» на их удовлетворение. Если, например, индивид имеет потребность прелюбодействовать, заниматься мужеложеством или скотоложеством, то он имеет на это «естественное право». Эти естественные потребности гарантировались при помощи декларирования «субъективных прав», для защиты которых измышлялись тысячи «корреспондирующих» обязанностей. Опутанный множеством обязанностей по «соблюдению» бесчисленных прав лжецов, извращенцев и воров, человек терял всякую естественную свободу. Таким образом, отвергнув метафизический критерий добра и зла, естественноправовая теория выродилась в апологию голого произвола животных страстей.

По мере узаконенного развращения, человеческий произвол приобрел настолько неестественные формы, что больше не мог обосновываться даже животным естеством. Человеческой «элите» хотелось добиться крайних форм угнетения себе подобных для удовлетворения все более разнузданных прихотей. Это вызвало переход человеческого «законодательства» в следующую стадию деградации – теорию «позитивного права». Указанная доктрина вообще отказалась от обсуждения содержания, смысла и назначения «законодательства», предписав безоговорочное подчинение любым распоряжениям законодателей. Диктатура без цели, смысла, срока и оправдания.

  

Заветное право

Современные люди совершенно утратили жизненную стезю закона. Человечество извратило нормы своей жизни по собственной прихоти. Миропорядок далек от правды, общественные отношения, институты и ценности потеряли смысл. Для исправления жизни людей требуется ясный образ понимания и исполнения закона.«Соблюдайте постановления Мои и законы Мои, которые исполняя, человек будет жив» (Лев. 18, 5).

Закон в четкой и совершенной форме изложен в Писании. Центральное место в своде закона принадлежит десяти заповедям. Исключительное достоинство десяти слов выражено тем, что они запечатлены Самим Создателем мира: «И когда Бог перестал говорить с Моисеем на горе Синае, дал ему две скрижали откровения, скрижали каменные, на которых написано было перстом Божиим» (Исх. 31, 18). Десять слов совершенны и всеобъемлющи. «Я видел предел всякого совершенства; но Твоя заповедь безмерно обширна» (Пс. 118, 96).

В Писании сказано: «Все, что я заповедую вам, старайтесь исполнять; не прибавляй к тому и не убавляй от того» (Втор. 12, 32), «Не уклоняйтесь ни направо, ни налево» (Втор. 5, 32). Однако, в течение долгого времени заповеди, постановления и законы подвергались субъективным толкованиям. Сначала законы извлекались из Писания, потом дописывались, потом толковались, потом комментировались, потом комментировались комментарии и толковались толкования. Но возведение правовой системы на человеческих домыслах и умствованиях ведет лишь к искажению смысла и уклонению острия закона. «И стало у них словом Господа: заповедь на заповедь, заповедь на заповедь, правило на правило, правило на правило, тут немного, там немного, – так что они пойдут, и упадут навзничь, и разобьются, и попадут в сеть, и будут уловлены» (Ис. 28, 13).

Поэтому, применение закона должно основываться на прямом и точном исполнении десяти заповедей, санкцией за нарушение которых является смерть, если не предусмотрено более мягкое наказание. Остальные постановления и уставы должны пониматься как конкретизация заповедей.

  

Свет закона

Существует только одна метафизическая система ценностей. Это закон, который отграничивает добро от зла: «Ибо законом познается грех» (Римл. 3, 20). Исполнение закона является добром:«Итак любовь есть исполнение закона» (Римл. 13, 10). Нарушение закона является злом: «И грех есть беззаконие» (1 Иоан. 3, 4).

Человек не может устанавливать собственные критерии добра и зла. Он может лишь называть вещи своими именами, или обманывать самого себя: «Горе тем, которые зло называют добром, и добро злом, тьму почитают светом, и свет тьмою, горькое почитают сладким, и сладкое горьким! Горе тем, которые мудры в своих глазах и разумны пред самими собою!» (Ис. 5, 20-21).

Поэтому, ни одна «юриспруденция», никакие философские учения или идеологические концепции не способны превратить зло в добро. А могут только обманывать людей, называя грех «правомерным» или добродетель «неправомочной». Подобные «юридические» оценки являются только пустыми словами, меняющимися в зависимости от времени и обстоятельств. А закон существует вечно, и никогда не меняется.

Закон является мерой совершенства, стезей жизни, откровением истины и твердыней мудрости. «Закон Господа совершен, укрепляет душу; откровение Господа верно, умудряет простых. Повеления Господа праведны, веселят сердце; заповедь Господа светла, просвещает очи. Страх Господень чист, пребывает вовек. Суды Господни – истина, все праведны» (Пс. 18, 8-10).

  

Путь закона

«…Царство Небесное силою берется…» (Матф. 11, 12). И земля закона и правды восхищается усилием. Писание открывает нам путь утверждения закона и завоевания обетованной земли. Праведный народ должен поразить семь беззаконных народов, а землю наследия своего взять из их руки. Нечестивцы не могут оставаться рядом с праведниками чтобы не развращать их, все они подлежат истреблению: «…Тогда предай их заклятию, не вступай с ними в союз и не щади их» (Втор. 7, 2), «…Да не пощадит их глаз твой»(Втор. 7, 16; Втор 20, 16-18). «Кумиры богов их сожгите огнем; не пожелай взять себе серебра или золота, которое на них, дабы это не было для тебя сетью: ибо это мерзость…» (Втор. 7, 25). «Если же вы не прогоните от себя жителей земли, то оставшиеся из них будут тернами для глаз ваших и иглами для боков ваших, и будут теснить вас на земле, в которой вы будете жить. И тогда, что Я вознамерился сделать им, сделаю вам» (Числ. 33, 55-56).

Утверждение закона есть дело каждого законопослушного человека. Он должен лично истреблять злодеев: «Твоя рука прежде всех должна быть на нем, чтоб убить его, а потом руки всего народа»(Втор. 13, 9). Писание дает нам пример кротчайшего из людей, Моисея, который, увидев беззаконие, собственной рукой наказал преступника (Исх. 2, 11-12). Беззаконники подлежат уничтожению без лишних формальностей при первом удобном случае: «Мститель за кровь сам может умертвить убийцу; лишь только встретит его…» (Числ. 35, 19).

Нет договора с лжецами и нет союза с развратителями. «Нет мира нечестивым, говорит Бог мой» (Ис. 57, 21).

  

Источники закона

Закон утверждает только Законодатель мира. Никто из людей не может претендовать на то, чтобы устанавливать законы и принуждать людей служить себе и исполнять свои прихоти. Это тяжкое преступление, состоящее в присвоении божественной власти и славы. Закон написан в Писании.

Завет

«И объявил Он вам завет Свой, который повелел вам исполнять, десятословие, и написал его на двух каменных скрижалях» (Втор. 4, 13). Десятисловие обладает наивысшим приоритетом. Его исключительная сила выражена тем, что оно было запечатлено навечно в камне «перстом Божиим» (Исх. 31, 18; Втор. 5, 22; Втор. 9, 10; Втор. 10, 4). Это придает декалогу строгую достоверность и непререкаемую силу. На двух каменных скрижалях завета записано только десять слов. Они вмещают в себя всю полноту закона. Иные нормы закона, записанные в других источниках, могут прояснять или конкретизировать десять заповедей, но не могут изменять или отменять их.

Слово

Евангелие извещает об исполнении закона. Слово стало плотью, являя жизнь, исполненную закона и истины. Мы видим не букву закона, но сам закон. Зрим его дела и слышим голос. Нет свидетельства более истинного, чем сама истина. «Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков; не нарушить пришел Я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все» (Матф. 5, 17-18). Закон же в десяти заповедях:«Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди… не убивай; не прелюбодействуй; не кради; не лжесвидетельствуй; Почитай отца и мать; и: люби ближнего твоего, как самого себя»(Матф. 19, 17-19).

Закон

Моисею было велено научить народ всем «заповедям», «постановлениям» и «законам», направленным на разъяснение и исполнение завета: «Вот закон, который предложил Моисей сынам Израилевым, Вот повеления, постановления и уставы…» (Втор. 4, 44-45; Втор. 5, 31). Все слова закона записаны рукой Моисея в книге до конца (Втор. 31, 24). Известно также, что Моисей смягчил строгость завета: «Моисей, по жестокосердию вашему, позволил вам…» (Матф. 19, 8).

Писания и пророки

Пророческие, поэтические и исторические книги Писания помогают нам увидеть красоту и праведность закона. Они настраивают нас на искреннее исполнение закона, а не показное воспроизведение внешней формы. «Новомесячия ваши и праздники ваши ненавидит душа Моя; они бремя для Меня; Мне тяжело нести их. И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу: ваши руки полны крови. Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло; Научитесь делать добро; ищите правды; спасайте угнетенного; защищайте сироту; вступайтесь за вдову… Серебро твое стало изгарью, вино твое испорчено водою. Князья твои законопреступники и сообщники воров; все они любят подарки, и гоняются за мздою; не защищают сироты, и дело вдовы не доходит до них» (Ис. 1, 14-23).

Обычное право

Люди не вправе учреждать от себя законы. Но, в принципе, могут иметь некие обычаи, писанные или неписанные правила (jus gentiumили иное человеческое «право»). Однако, подобные обычаи не могут иметь принудительной силы. Если же нарушение обычая сопряжено с нарушением закона (насилие, хищение, обман и др.), то должна применяться санкция за нарушение закона.

 

Государственное право

Общество

Заветный закон имеет силу добровольного договора, заключенного между Богом и сакральным обществом избранного народа. Господь господствующих за соблюдение закона дает народу покровительство, царство и святость: «Итак, если вы будете слушаться гласа Моего и соблюдать завет Мой, то будете Моим уделом из всех народов: ибо Моя вся земля; А вы будете у Меня царством священников и народом святым» (Исx. 19, 5-6). Приняв эти условия, еврейский народ заключил завет и обязался исполнять закон: «Все, что сказал Господь, сделаем и будем послушны» (Исх. 24, 7).

Однако, это не означает, что вступить в завет и получить награду за исполнение закона, могут только представители одного народа. Принадлежность к сакральному обществу устанавливается не кровным происхождением, а совершением Пасхи (Исх. 12, 47-48). Вкушение Пасхи присоединяет иноплеменника к обществу Израиля, вводит его в завет и приобщает к закону: «Один закон да будет и для природного жителя и для пришельца, поселившегося между вами» (Исх. 12, 49). Но не только…

«Все вы сегодня стоите пред лицем Господа, Бога вашего… Чтобы вступить тебе в завет Господа, Бога твоего, и в клятвенный договор с Ним, который Господь, Бог твой, сегодня поставляет с тобою, Дабы соделать тебя сегодня Его народом, и Ему быть тебе Богом, как Он говорил тебе и как клялся отцам твоим Аврааму, Исааку и Иакову. Не с вами только одними я поставляю сей завет и сей клятвенный договор, Но как с теми, которые здесь с нами стоят пред лицем Господа, Бога нашего, так и с теми, которых нет здесь с нами сегодня» (Втор. 29, 10-15).

Считается, что к народу Израиля прилагаются представители других народов, не присутствовавшие при заключении ветхого, но заключившие с Богом новый завет: «Я, Господь, призвал Тебя в правду, и буду держать Тебя за руку и хранить Тебя, и поставлю Тебя в завет для народа, во свет для язычников, Чтобы открыть глаза слепых… Пойте Господу новую песнь…» (Ис. 42, 6-10). «Ибо не тот Иудей, кто таков по наружности… Но тот Иудей, кто внутренно таков…» (Римл. 2, 28-29).

Сакральный народ рождается не от плоти. «Слово посылает Господь на Иакова, и оно нисходит на Израиля… И отсечет Господь у Израиля голову и хвост, пальму и трость, в один день… И вожди сего народа введут его в заблуждение, и водимые ими погибнут»(Ис. 9, 8-16). «Но вы – род избранный, царственное священство, народ святый, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет; Некогда не народ, а ныне народ Божий…» (1 Пет. 2, 9-10).

Государство

«Господь будет царствовать во веки и в вечность» (Исх. 15, 18). Вся полнота нераздельной и неограниченной власти в сакральном царстве принадлежит только одному Законодателю, Царю и Судье. Все прочие служители сакрального государства являются лишь Его представителями и исполнителями Его закона.

У древних народов народное собрание имеет форму всенародного ополчения, построенного в боевом порядке по отрядам[1] (Исх. 12, 51). Так и сакральное государство сынов Израилевых воплощено самим воинским обществом: «Исчислите все общество… всех годных для войны у Израиля, по ополчениям их…» (Числ. 1, 2-3). Воинский статус народа, вершащего власть и суд силой оружия, предначертан еще от времени рабства в чужой земле: «…Я наложу руку Мою на Египет. И выведу воинство Мое, народ Мой…» (Исх. 7, 4). «И вышли сыны Израилевы вооруженные из земли Египетской»(Исх. 13, 18).

Высшим представителем власти среди народа является пророк, который «объявляет уставы Божии и законы Его», указывает путь и вершит суд (Исх. 18, 16). Часть судов пророк может перепоручить избранным народом судьям (начальникам): тысяченачальникам, стоначальникам, пятидесятиначальникам и десятиначальникам, которые о всяком важном деле доносят пророку, а малые дела судят сами (Исх. 18, 21-22; Втор. 1, 13-17). Служить обществу без вознаграждения и привилегий могут также старейшины (Исх. 3, 16), надзиратели (Числ. 11, 16), князья (Числ. 34, 18), военные начальники (Втор. 20, 9).

Народ также может иметь царя, задача которого состоит в ежедневном изучении и неуклонном исполнении закона для истребления беззакония из среды общества. «Когда ты придешь в землю, которую Господь, Бог твой, дает тебе, и овладеешь ею, и поселишься на ней, и скажешь: «поставлю я над собою царя, подобно прочим народам, которые вокруг меня»: То поставь над собою царя, которого изберет Господь, Бог твой… Но когда он сядет на престол царства своего, должен списать для себя список закона сего с книги, находящейся у священников левитов, И пусть он будет у него, и пусть он читает его во все дни жизни своей, дабы научался бояться Господа, Бога своего, и старался исполнять все слова закона сего и постановления сии; Чтобы не надмевалось сердце его пред братьями его, и чтобы не уклонялся он от закона ни направо, ни налево…» (Втор. 17, 14-20).


Уставы о жертвах

«Господа, Бога твоего, бойся, и Ему одному служи…» (Втор. 6, 13). Поэтому, свободные члены общества не должны никому платить налогов и податей, кроме жертв, приносимых Господу. Эти святыни употребляются на пропитание обездоленных и нужды храма:

1. Первенцы из сыновей и первородное от скота мужского пола должно посвящаться Богу в жертву за умерщвление всех первенцев в земле Египетской (Исх. 13, 12-15; Исх. 22, 29-30).

2. Начатки от гумна и точила: хлеб, вино, елей, овечья шерсть (Исх. 22, 29; Втор. 18, 4; Втор. 26, 1-10).

3. Десятина левитам, пришельцам, сиротам и вдовам (Числ. 18, 21; Втор. 14, 28-29; Втор. 26, 12-15).

4. Выкуп за душу в размере половины сикля[2] серебра с каждого мужчины при поступлении в воинское исчисление (Исх. 30, 11-16).

Заключившие ветхий завет должны приносить положенные постоянные, субботние, ежемесячные и праздничные жертвы за грех, всесожжения и мирные жертвы и освящаться кровью волов и овнов вечно (Числ. 28, 1-31; Числ. 29, 1-39). Пребывающие в новом завете искупаются Кровью Агнца однажды и навсегда (Евр. 9, 11-28; Откр. 5, 5-14).

 

Уголовное право

Преступление

Перед Богом беззаконники несут наказание в своих детях до третьего и четвертого рода (Исх. 20, 5). Но перед обществом преступники также отвечают своей жизнью персонально: «Отцы не должны быть наказываемы смертию за детей, и дети не должны быть наказываемы смертию за отцов; каждый должен быть наказываем смертию за свое преступление» (Втор. 24, 16). Грех, направленный против человека, является преступлением против Господа (Числ. 5, 6). Беззакония могут совершаться умышленно,«дерзкою рукою» (Числ. 15, 30; Втор. 19, 11) или по неосторожности,«по ошибке» (Числ. 15, 27–28; Втор. 19, 4-5). До публичного изобличения преступник может добровольно признаться в преступлении и возместить причиненный ущерб с прибавлением пятой части (Числ. 5, 7). Преступления не имеют сроков давности, и по смерти потерпевшего причиненный ущерб должен возмещаться его наследникам (Числ. 5, 8).

Преступления против первой заповеди: богохульство (Лев. 24, 15-16), непочтение святилища (Лев. 19, 30), демонослужение (Исх. 22, 20; Втор. 13, 12-18), демонопоклонство (Втор. 17, 2-5), подстрекательство к демонослужению (Втор. 13, 6-11), посвящение детей демонам (Лев. 18, 21; Лев. 20, 2; Втор. 18, 10), ворожба (Исх. 22, 18; Втор. 18, 10), обращение к волшебникам и вызывающим мертвых (Лев. 19, 31), прорицание, гадание, чародейство, обаятельство, вызывание духов, волшебство, вопрошание мертвых (Втор. 18, 10-11), лжепророчество (Втор. 13, 1-5; Втор. 18, 20-22), кровоядение (Лев. 19, 26), непочтение стариков (Лев. 19, 32), глумление над немощным (Лев. 19, 14).

Преступления против второй заповеди: изготовление идолов и идолопоклонство (Лев. 19, 4; Лев. 26, 1).

Преступления против третьей заповеди: ложная клятва (Лев. 19, 12).

Преступления против четвертой заповеди: осквернение субботы (Исх. 31, 13-14; Лев. 19, 30; Числ. 15, 32-36).

Преступления против пятой заповеди: удар отцу или матери (Исх. 21, 15), оскорбление родителей (Исх. 21, 17), непокорность родителям (Втор. 21, 18-21).

Преступления против шестой заповеди: умышленное убийство (Исх. 21, 12; Лев. 24, 17), неумышленное убийство (Исх. 21, 13), убийство в драке (Исх. 21, 18-19), убийство раба (Исх. 21, 20-21), убийство вора днем (Исх. 22, 3), телесные повреждения (Лев. 24, 19-20; Исх. 21, 22-25), распространение болезней (Лев. 19, 16), месть (Лев. 19, 18).

Преступления против седьмой заповеди: кровосмешение (Лев. 18, 6-18; Втор. 22, 30), прелюбодеяние (Лев. 18, 20; Втор. 22, 22-24), блудодеяние (Втор. 22, 20-21; Втор. 22, 23-24, Втор. 23, 17, Лев. 19, 29), изнасилование (Втор. 22, 25-28), обольщение девицы (Исх. 22, 16; Втор. 22, 28-29), скотоложество (Исх. 22, 19; Лев. 18, 23), мужеложество (Лев. 18, 22).

Преступления против восьмой заповеди: кража (Исх. 22, 1-4; Лев. 19, 11), неуплата наемнику (Лев. 19, 13).

Преступления против девятой заповеди: ложь (Лев. 19, 11), неправда на суде (Лев. 19, 15), лжесвидетельство (Втор. 19, 16-21), необличение преступника (Лев. 19, 17), навет на жену (Втор. 22, 14), неправда в мере и весе (Лев. 19, 35-36).

Преступления против десятой заповеди: похищение человека (Исх. 21, 16; Втор. 24, 7), уничтожение имущества (Лев. 24, 18).

Наказание

Наказание состоит в уничтожении злодеев, «чтобы истребить с земли память о них» (Пс. 33, 17). Злодеи уничтожаются именно тем злом, которое сами совершили: «Убьет грешника зло…» (Пс. 33, 22). Поэтому справедливость предписывает строгое возвращение преступникам той меры зла, которую они сами принесли в мир: «Вот нечестивый зачал неправду, был чреват злобою и родил себе ложь; рыл ров, и выкопал его, и упал в яму, которую приготовил. Злоба его обратится на его голову, и злодейство его упадет на его темя» (Пс. 7, 15-17). Закон не допускает замену наказания или изменение воздаяния: «И не берите выкупа за душу убийцы, который повинен смерти, но его должно предать смерти» (Числ. 35, 31). Воздаяние преступникам должно быть праведным, поэтому недопустимо применение бесчеловечных наказаний, не предписанных законом: истязание преступников, заточение их в тюрьмы и темницы.

Смерть. «Не оскверняйте земли, на которой вы будете жить; ибо кровь оскверняет землю, и земля не иначе очищается от пролитой на ней крови, как кровию пролившего ее…» (Числ. 35, 33-34). Поэтому, все умышленные убийцы должны предаваться смерти:«Кто убьет какого-либо человека, тот предан будет смерти»(Лев. 24, 17). Истреблению подлежат также беззаконники, совершившие преступления против первой, второй, четвертой, пятой, седьмой заповедей, а также похитители людей. «…Да не пощадит его глаз твой, не жалей его и не прикрывай его; Но убей его; твоя рука прежде всех должна быть на нем, чтоб убить его, а потом руки всего народа. Побей его камнями до смерти… Весь Израиль услышит сие, и убоится, и не станут впредь делать среди тебя такого зла» (Втор. 13, 8-11). Преступник может быть побит камнями или умерщвлен стрелой или огнем, чтобы рука казнящих не прикасалась к нему (Исх. 19, 13).

При наказании смертью за нарушение четвертой заповеди нужно видеть, что Спаситель оправдал тех, кто в субботу насыщает алчущих и помогает погибающим: «Итак можно в субботы делать добро» (Матф. 12, 1-13). При наказании смертью за нарушение седьмой заповеди нужно разуметь, что Спаситель оставил жизнь прелюбодейке (Иоан. 8, 1-11). Впрочем, «Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи... Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6, 9-10).

Убежище. Законом определены шесть городов, чтобы служить убежищем неумышленным убийцам (Числ. 35, 6; Втор. 4, 43; Втор. 19, 2-3). «И вот какой убийца может убегать туда и остаться жив: кто убьет ближнего своего без намерения, не быв врагом ему вчера и третьего дня» (Втор. 19, 4-5; Числ. 35, 22-23). Убийца должен оставаться в городе убежища вплоть до смерти великого священника (Числ. 35, 25).

Воздаяние. За вред, причиненный телу человека, виновный должен заплатить повреждением собственного тела: «Кто сделает повреждение на теле ближнего своего, тому должно сделать то же, что он сделал. Перелом за перелом, око за око, зуб за зуб: как он сделал повреждение на теле человека, так и ему должно сделать» (Лев. 24, 19-20). «Отдай душу за душу, Глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу, Обожжение за обожжение, рану за рану, ушиб за ушиб» (Исх. 21, 23-25; Втор. 19, 21).

Возмещение. За имущественный вред нужно платить имуществом. Такой платеж возможен в натуральной или денежной форме. За повреждение имущества уплачивается стоимость поврежденного имущества (Лев. 24, 18). А за хищение имущества уплачивается четырехкратная стоимость похищенного (при мелком хищении) либо пятикратная стоимость похищенного (при крупном хищении) (Исх. 22, 1). Покушавшийся на кражу платит двойную стоимость того, на что он покушался (Исх. 22, 4). Если вору нечем платить, он подлежит продаже в уплату за украденное (Исх. 22, 3).

Рабство. Человек, который не в состоянии самостоятельно распоряжаться своей жизнью и свободой, должен наставляться чужой праведностью. В уплату за причиненный ущерб беззаконник поступает в распоряжение к полноценному члену общества, который воспитывает его и руководит им. При этом допускаются телесные наказания, но при плохом обращении раб может сбежать к другому покровителю (Втор. 23, 15-16), а в случае применения необоснованной жестокости раб должен быть освобожден (Исх. 21, 26-27).

Принудительный брак. Связь мужчины с необрученной девушкой предполагает обязанность взять ее в жены с пожизненным запретом на развод (Исх. 22, 16). Отказ от выполнения данного предписания означает ответственность за блудодеяние.

 

 Гражданское право

Лица

Каждый член общества выступает в общественных и хозяйственных отношениях под собственным именем, которое имеет высокую ценность. Имена сынов Израилевых возложены на рамена первосвященника (Исх. 28, 9-12). По именам народ вошел в дом рабства (Исх. 1, 1-4) и по именам вышел из него (Исх. 12, 41). По числу имен выступает на войну (Числ. 1, 2-3) и по числу имен получает землю обетования (Числ. 26, 53). Поэтому, каждый человек живет, действует и несет ответственность своим собственным именем. Для закона не существует фиктивных наименований и пустых понятий.

Среди общества могут обитать рабы и поселенцы. Статус рабов ограничен, ввиду их прошлой неправедной жизни. Поселенцы же обязаны соблюдать закон наравне с членами общества. «Пришлец, поселившийся у вас, да будет для вас то же, что туземец ваш…»(Лев. 19, 34). «Закон один и одни права да будут для вас и для пришельца, живущего у вас» (Числ. 15, 16). «Один суд должен быть у вас, как для пришельца, так и для туземца…» (Лев. 24, 22).

Собственность

Основополагающим объектом права собственности является земля, дающая человеку необходимое для жизни. Земля принадлежит одному Богу, Который сотворил ее: «Моя земля; вы пришельцы и поселенцы у Меня» (Лев. 25, 23). Люди могут обладать ей лишь номинально, поскольку «…землю Он дал сынам человеческим» (Пс. 113, 24; Быт. 1, 28). Никто из людей не может претендовать на произвольный захват земли. Земля может распределяться и приобретаться только в соответствии с порядком, предписанным законом.

Первоначальное распределение земель произошло после исхода из Египта и завоевания земли Ханаанской. По велению Царя царей, земля была разделена по жребию «по числу имен» вошедших в исчисление (Числ. 26, 53-56). Левиты не получили земельных наделов, а только сорок восемь городов, шесть из которых предназначены для убежища неумышленным убийцам (Числ. 35, 6-7).

Дальнейшее перераспределение изначальных земельных наделов может осуществляться лишь на время, ограниченное юбилейными годами: «Землю не должно продавать навсегда; ибо Моя земля; вы пришельцы и поселенцы у Меня» (Лев. 25, 23). То есть, продается не сама земля, а только доход с поля «…ибо известное число лет жатв он продает тебе» (Лев. 25, 16).

Обладание землей не является безраздельным. Каждый член общества может прийти на чужую землю и вкушать с нее плоды.«Когда войдешь в виноградник ближнего твоего, можешь есть ягоды досыта, сколько хочет душа твоя, а в сосуд твой не клади. Когда придешь на жатву ближнего твоего, срывай колосья руками твоими, но серпа не заноси на жатву ближнего твоего» (Втор. 23, 24-25).

Прощение, субботы, юбилеи

Незыблемость предустановленной системы отношений проявляется в том, что по достижении определенных временных пределов, она возвращается в исходное состояние.

Первым таким пределом является субботний год, венчающий каждый семилетний цикл. В этот год следует прощать долги и освобождать рабов. «В седьмой год делай прощение. Прощение же состоит в том, чтобы всякий заимодавец, который дал взаймы ближнему своему, простил долг и не взыскивал с ближнего своего или с брата своего…» (Втор. 15, 1-2), «Если продастся тебе брат твой… то шесть лет должен он быть рабом тебе, а в седьмый год отпусти его от себя на свободу. Когда же будешь отпускать его от себя на свободу, не отпусти его с пустыми руками; Но снабди его от стад твоих, от гумна твоего и от точила твоего…» (Втор. 15, 12-14). В субботний год следует упокоиться от хозяйственных дел и делить произведения земли с неимущими.«Шесть лет засевай землю твою и собирай произведения ее; А в седьмый оставляй ее в покое, чтобы питались убогие из твоего народа, а остатками после них питались звери полевые» (Исх. 23, 10-11; Лев. 25, 2-7).

По окончании семи семилетних циклов, наступает пятидесятый,юбилейный год (Лев. 25, 8-10). В юбилейный год объявляется свобода, освобождаются рабы, и каждый возвращается в свое изначальное владение: «В юбилейный год возвратитесь каждый во владение свое» (Лев. 25, 10-13; Лев. 40-41). Все проданные ранее земельные наделы возвращаются их первоначальным обладателям: кто имеет земельные наделы, получает назад проданные сельские земли и дома, а кто не имеет земельных наделов, получает назад проданные дома в городах (Лев. 25, 31-33). В юбилейный год также не следует возделывать землю и сжинать урожай (Лев. 25, 11-12).

Отсчет юбилеев ведется от года, когда Моисей вписал в книгу все слова закона и левиты положили ее одесную ковчега завета (Втор. 31, 9-10).

Договоры

Сам завет имеет форму договора. Это свидетельствует, что договор является законной и универсальной мерой отношений. При этом закон не нисходит до регламентации свободы договора, ограничиваясь лишь общим наставлением «не обижайте друг друга»(Лев. 25, 14). Но ясно, что договор, как и иные действия человека, не может преступать краеугольные заветные заповеди. Молчание закона относительно формы и прочих формальностей договора указывает, что договор находится под усиленной защитой уголовных и судебных санкций. «Что вышло из уст твоих, соблюдай и исполняй…» (Втор. 23, 23).

Наиболее развернуто законом упомянут договор займа, который имеет характер благотворительной помощи малоимущим. «Если будет у тебя нищий кто-либо из братьев твоих… то не ожесточи сердца твоего и не сожми руки твоей пред нищим братом твоим, Но открой ему руку твою и дай ему взаймы...» (Втор. 15, 7-8). Начисление процентов запрещено: «Если дашь деньги взаймы бедному из народа Моего, то не притесняй его и не налагай на него роста» (Исх. 22, 25), «Не отдавай в рост брату твоему ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что можно отдавать в рост» (Втор. 23, 19; Лев. 25, 35-37). Запрещается брать в залог одежду и предметы жизненной необходимости (Исх. 22, 26-27; Втор. 24, 6; Втор. 24, 10-13).

Возмещение ущерба

По общему правилу, виновный в причинении любого вреда, не оговоренного особо, должен добровольно возместить потерпевшему «сполна» причиненный ущерб и прибавить к тому пятую часть (Числ. 5, 7). Предусмотрены и специальные случаи возмещения ущерба, причиненного потравой поля или виноградника (Исх. 22, 5), пожаром (Исх. 22, 6).

Наследование

Наследниками земельных наделов, являются сыновья наследодателя, как носители его имени. Первородный сын получает двойную долю наследства в имуществе наследодателя «…ибо он есть начаток силы его, ему принадлежит право первородства»(Втор. 21, 17). Иные родственники допускаются к наследованию только если у наследодателя нет сыновей. «Если кто умрет, не имея у себя сына, то передавайте удел его дочери его. Если же нет у него дочери, передавайте удел его братьям его. Если же нет у него братьев, отдайте удел его братьям отца его. Если же нет братьев отца его, отдайте удел его близкому его родственнику из поколения его…» (Числ. 27, 8-11)

  

Брачное право

Вся суть законных отношений между мужчиной и женщиной выражена в заповеди: «Не прелюбодействуй» (Исх. 20, 14). Имеются различные мнения относительно толкования термина «прелюбодеяние», сводящиеся к анализу того, состоит ли в браке один из участников данного преступления, а также к рассуждениям о допустимости наличия наложниц. Подобные рассуждения могут подкрепляться цитатой из книги Левит: «Если кто будет прелюбодействовать с женой замужнею… да будут преданы смерти и прелюбодей и прелюбодейка» (Лев. 20, 10).

Прелюбодеяние. Однако, речение Спасителя не оставляет двусмысленности: «Вы слышали, что сказано древним: «не прелюбодействуй». А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (Матф. 5, 27-28). То есть, прелюбодеянием является связь мужчины с любой женщиной, кроме его законной жены. Супруги образуют единую плоть только вдвоем: «…И будут два одною плотью» (Матф. 19, 5-6; Быт. 2, 24).

Развод. Законом допускается возможность развода супругов посредством разводного письма (Втор. 24, 1). Однако, повторный брак после формального развода влечет "осквернение", после которого прежние отношения между супругами не возможны (Втор. 24, 4). То есть, Пятикнижие не оправдывает прелюбодеяние после развода, а лишь отменяет смертную казнь за него. На самом же деле, «…Моисей, по жестокосердию вашему, позволил вам разводиться с женами вашими; а сначала не было так; Но Я говорю вам: кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует» (Матф. 19, 8-9).

  

Правосудие

«Суд – дело Божие» (Втор. 1, 17-18), поэтому делающий неправду на суде совершает тяжкий грех и несет суровое наказание.

Наивысшей судебной властью на земле обладают пророк, первосвященник и царь. Для разбора рядовых дел избираются судьи от десятиначальников до тысяченачальников. «Во всех жилищах твоих, которые Господь, Бог твой, даст тебе, поставь себе судей и надзирателей по коленам твоим, чтоб они судили народ судом праведным; не извращай закона, не смотри на лица и не бери даров, ибо дары ослепляют глаза мудрых и превращают дело правых; правды, правды ищи…» (Втор. 16, 18-20; Втор. 1, 17-18; Исх. 23, 2-3; Исх. 23, 6-8).

Судьи самостоятельно разбирают дела в зависимости от своего положения и способностей, а в сложных вопросах надлежит обращаться к знатокам закона. «Если по какому делу затруднительным будет для тебя рассудить между кровью и кровью, между судом и судом, между побоями и побоями, и будут несогласные мнения… приди к священникам левитам и к судье, который будет в те дни, и спроси их, и они скажут тебе, как рассудить; и поступи по слову, какое они скажут тебе… и не уклоняйся ни направо, ни налево от того, что они скажут тебе»(Втор. 17, 8–11).

Надуманные тяжбы и самонадеянные притязания пресекаются судебной санкцией в размере двойной цены спора. «О всякой вещи спорной, о воле, об осле, об овце, об одежде, о всякой вещи потерянной, о которой кто-нибудь скажет, что она его, дело обоих должно быть доведено до судей: кого обвинят судьи, тот заплатит ближнему своему вдвое» (Исх. 22, 9).

Для решения спора необходимо наличие не менее двух свидетелей:«При словах двух свидетелей, или при словах трех свидетелей состоится дело» (Втор. 19, 15; Числ. 35, 30-34). При осуждении на смерть свидетели должны первыми приводить приговор в исполнение: «По словам двух свидетелей, или трех свидетелей, должен умереть осуждаемый на смерть: не должно предавать смерти по словам одного свидетеля; рука свидетелей должна быть на нем прежде всех, чтоб убить его, потом рука всего народа; и так истреби зло из среды себя» (Втор. 17, 6-7).

Свидетелей, которые обвиняют несправедливо, надлежит предавать наказанию за то преступление, в котором они ложно обвинили другого: «…сделайте ему то, что он умышлял сделать брату своему… да не пощадит его глаз твой: душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу» (Втор. 19, 16-21).

Нужно помнить, что Спаситель отверг свидетелей, которые имели грех. Сам же, не имея греха, не осудил (Иоан. 8, 3-11).

Закон не предусматривает возможности обжалования и отмены судебных решений. Если судья вынес незаконное или несправедливое решение, то он сделал тяжбу своей[3] и принял ответственность преступника на себя (3 Цар. 20, 42).

Судебные решения исполняются добровольно. «А кто поступит так дерзко, что не послушает священника… или судьи, тот должен умереть…» (Втор. 17, 12).

  

Слава закона

«Господу угодно было, ради правды Своей, возвеличить и прославить закон… Кто из вас приклонил к этому ухо, вникнул и выслушал это для будущего? …Не хотели они ходить путями Его и не слушали закона Его…» (Ис. 42, 18-25).

  

04.09.2011

25.02.2012 LL

07.04.2012 милостью Господа воинств



[1] Покровский И.А. История римского права (I, I, §2).

[2] Сикль – мера веса, равная 11,33 г. В одном сикле 20 гер; в одном таланте 3000 сиклей.

[3] Judex litem suam facit. Покровский И.А. История римского права (I,II,C,§25).

Олег Сикорский

СИКОРСКИЙ О. Л. Критика чистого разума. «Бизнес-экспресс» № 16, 17 (328, 329) 2001.

Как известно, свою бессмертную книгу И. Кант написал для того, чтобы убедить бюргеров в том, что помимо мыслительных процессов существуют еще и объективные явления (к примеру экономические отношения). Возможно, что в своей работе Кант вдохновлялся жизненными установками древнеримских юристов, которым удалось построить наиболее значительную в истории человечества.


Отечественные законотворцы опытом предков, как правило, пренебрегают, и извлекают мудреные схемы, по которым должно жить общество, прямо из собственной головы. Талант наших депутатов конечно безусловен, одно плохо: ленинский подход в решении проблем экономики не всегда идет ей на пользу. Очередным итогом законодательной фантазии стал Закон № 2181-111 от 21.12.2000 г. «О порядке погашения обязательств плательщиков налогов перед бюджетами и государственными целевыми фондами» (далее – Закон). Однако каковы будут его последствия для реальной жизни?

ЗАЧЕМ ОН НУЖЕН?

Для того, чтобы определить нужен нам этот Закон или нет, вспомним, зачем вообще нам нужны налоговые законы. Для либерализации налоговых отношений, ограничения произвола ГНС, гарантирования прав и расширения свобод плательщиков. Законы, ухудшающие положение плательщиков не нужны ни при каких обстоятельствах. Об этом заявляет и Президент.

Что для налогоплательщиков дал новый закон?

Списание и реструктуризацию налоговых долгов. Но большинство нормальных предприятий этих долгов никогда и не имели. Списанием воспользуются местные «олигархи» и лица, особо приближенные к руководству ГНС, которые налоги и так не платят.

Отмену бесспорного списания? Оно не отменено.

Апелляционную процедуру? Она была и раньше.

Отмену картотеки? С картотекой вы уже работали. Попробуйте теперь поработать без оборудования. Зато вместе с наживкой псевдосвобод общество проглотило очередной налоговый крючок. Новый закон дал СУПЕРАДМИНИСТРАТИВНЫЙ МЕХАНИЗМ КОНФИСКАЦИИ ИМУЩЕСТВА. ГНС совершила прорыв в новое измерение.

НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИК ВСЕГДА ПРАВ

Едва ли не самым блистательным эпизодом нового «либерального» Закона является фраза: «У разі коли норма закону чи иншого нормативно-правового акта … припускають неоднозначне (множинне) трактування … рішення у межах апеляційного узгодження приймається на користь платника податків.» (п. 4.4.1.)

Жаль, что такая хорошая норма является мертворожденной. Неужели вы всерьез считаете, что какая-то норма при апелляционном согласовании может показаться работнику ГНИ неоднозначной!? Будь я работником налоговой, для меня было бы очевидно, что абсолютно все нормы налогового законодательства ясны и однозначны: налоги надо платить. Вот и налоговые разъяснения об этом же (см. п.п. г) п. 4.4.2. Закона).

Ну а в суде чудесное коллизионное правило не действует…

Но даже если совестливые налоговики при апелляционном согласовании истолкуют закон в вашу пользу, потому что их к этому обязывает Закон, то почему бы им потом не обратиться для взыскания в суд, потому что для суда это не обязательно.

ЧТО ВИДЕЛ МОНТЕСКЬЕ В СТРАШНЫХ СНАХ

Один из создателей теории разделения властей видел во сне то, что мы видим в своей жизни.

Несмотря на недвусмысленное высказывание: «Государственная власть в Украине осуществляется по принципу ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную», содержащееся в ст. 6 Конституции, ГНС в нашей стране превратилась в орган с чрезвычайными полномочиями во всех трех сферах государственной власти.

ГНС издает нормативные акты, налагает взыскания и исполняет их. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что в этом нарушении элементарнейшего из принципов правового государства (коим наша держава якобы является) источник всех зол. Вместо конторки, сверяющей правильность начисления податей, ГНС превратилась во всесильное чудовище, Левиафана.

К сожалению, новый Закон лишь укрепил позиции ГНС. В обмен на временные уступки плательщикам налогов, Закон ввел колоссальные институциональные права ГНС, и прежде всего комплекс полномочий по ограничению прав собственности на частное имущество (административный арест, налоговый залог) и последующему внесудебному изъятию собственности у ее законных владельцев (принудительная продажа активов).

Вследствие этого, ГНС станет неким подобием ФГИ с колоссальным оборотом конфискованного имущества. ГНС превращается в отрасль теневой экономики, механизм передела собственности, форму тотального контроля.

Между тем, для осуществления ГНС функций по исполнению собственных решений нет никаких разумных оснований. Сходные функции уже осуществляются исполнительной службой, которая имеет необходимую инфраструктуру и нормативную базу.

Зачем нужно создание дублирующей структуры, за чей счет она будет создаваться?

Ответ на первый вопрос знают бессеребряники – чиновники ГНС и законодатели. Ответ на второй вопрос содержится в п. 10.1.5. Закона: «Витрати, пов`язані з організацією та проведенням публічних торгів активами платника податків покриваються у першу чергу за рахунок сум, одержаних від їх продажу». А ведь при картотеке таких расходов не было.

Кроме того, что продажа активов непосредственно ГНС является нецелесообразной и вредной, она никак не урегулирована. Если исполнительная служба руководствуется Законом «Об исполнительном производстве», Инструкцией «О проведении исполнительных действий» и др., то попытки урегулировать подобный вопрос в одной статье не что иное, как авантюризм. А где неурегулированность, там фантазия (т.е. опять же чистый разум).

БЕССПОРНОЕ СПИСАНИЕ

Бесспорное списание Законом не отменено. В переходный период оно осуществляется на основании п. 19.3.3., а после вступления в силу ст. 10 (т.е. с 01.01.02 г.) – на основании п. 10.1.1. Закона.

КОСВЕННЫЕ МЕТОДЫ

Косвенные методы начинают действовать с 01.01.02 г., однако до 01.01.05 г. их применение происходит через суд, а обязанность доказывания правильности начисления возлагается на ГНС.

ПЕНЯЙ НА СЕБЯ

Забота о налогоплательщиках особенно чувствуется в статьях о пене и штрафных санкциях.

Замечателен п. 16.3.2., согласно с которым пеня начисляется до момента продажи активов. Значит, ГНС арестует или получит в налоговый залог ваше имущество, а пока она его не продаст, будет начислять вам пеню. Представляю себе спешку налоговиков. Тем более, что максимальные сроки продажи имущества отсутствуют.

Обращает на себя внимание и п. 16.4.1. Закона, которым предусматривается исчисление суммы пени исходя из двух ставок НБУ: на день возникновения долга и на день его погашения – в зависимости от того … какая ставка больше. Изобретательность депутатов просто поражает. Наверное, это придумано для того, чтобы предприниматель терзался еще и от раздумий: ждать пока снизится ставка НБУ, или погашать долги сразу, пока не наросла пеня.

ПОЛЦАРСТВА ЗА ДЕКЛАРАЦИЮ

Оригинальность мышления отечественных депутатов в полной мере проявилась в п. 17.1.2. Закона, в соответствии с которым, плательщик налогов обязан платить штрафы не только за собственные действия или бездействие, но и за деяния работников ГНС. Так, если ГНИ самостоятельно определит сумму налогового обязательства плательщика, что в соответствии с п.п. а) п. 4.2.2. этого же Закона, является ее прямой обязанностью, налогоплательщик должен заплатить за это штраф в размере до 50 % своей выручки за квартал. Таким образом, мы должны платить штрафы за выполнение налоговиками своих обязанностей. Это уже какое-то иезуитство.

Тем более, что за несвоевременную подачу декларации мы уже заплатили 10 ННМ в соответствии с п. 17.1.1., а в соответствии со ст. 61 все той же Конституции: «Никто не может быть дважды привлечен к юридической ответственности одного вида за одно и то же правонарушение. Юридическая ответственность лица имеет индивидуальный характер».

Заслуживает внимания и стремление депутатов исчислять суммы штрафов в процентах. Авось бухгалтер какого-нибудь НПЗ не там запятую поставит.

А вообще, суммы всех штрафов увеличились.

ВСЕ ГЕНИАЛЬНОЕ ПРОСТО

Авторы Закона предложили и авангардные теоретические новшества, самым безобидным из которых было оригинальное дефиниционное смешение штрафной санкции, штрафа и пени. С учетом аналогичных гражданско-правовых понятий, теперь непросто будет понять что есть что.

Менее оптимистично выглядит введение по налоговым обязательствам солидарной ответственности, сходной с ответственностью преступников при возмещении вреда, причиненного преступлением.

Теперь, если вы захотите произвести разделение предприятия, то будете нести ответственность за погашение налогового долга всеми другими образованными при разделе предприятиями, если под словами «усі платники податків … набувають усіх прав і обов`язків щодо погашення податкових зобов`язань чи податкового боргу …» авторы закона не подразумевали чего-то другого (п. 13.1.1.). Что означает следующее предложение – опровержение предыдущего или право последующего регресса, не понятно. Не сомневаюсь, что скоро ГНАУ все разъяснит.

Если вы захотите присоединить к своему нефтеперерабатывающему заводу некую заправочную станцию, находящуюся в налоговом залоге, в налоговом залоге может оказаться весь ваш завод. Особый интерес вызывает, что в п. 13.2. Закона применен термин «об`єднання», а не известные юридической науке «злиття», «приєднання». Думаю соотношение этих понятий опять будет определяться ГНС.

Новый Закон дал нам «з метою оподаткування» новую трактовку реорганизации, каковой теперь является, в частности, инвестирование. В этой связи хочется отметить углубление процесса, результатом которого является то, что «з метою оподаткування» вещи становятся чем-то другим, чем являются по своей природе.

Особый интерес вызывает п.п. д) п. 13.5., который намекает на то, что одно физическое лицо способно зарегистрироваться как несколько плательщиков налогов.

КТО БУДЕТ СИДЕТЬ?

Если в п. 17.1.9. Закона, как и в других местах, прямо идет речь об уголовной ответственности плательщика, то в п. 9.3.4. об уголовной ответственности должностных лиц ГНС, виновных в необоснованном аресте активов, законодатели стыдливо умолчали. Означает ли это, что за превышение служебных полномочий и злоупотребление ими в данной сфере уголовная ответственность налоговиков Законом упраздняется, либо заменяется дисциплинарной, неясно. Но приоритеты налицо.

ЖАЛОВАТЬСЯ – ВАШЕ ПРАВО

В общем, новый Закон впечатляет. Наделив налоговую службу всеми возможными правами, депутаты не забыли и о налогоплательщиках, вооружив их правом жаловаться. Хотя право это было и без депутатов.

КОМУ ОН НУЖЕН?

Если депутаты хотели отменить картотеку или бесспорное списание, нужно было и законы принять об отмене картотеки и бесспорного списания. В общем, чего хочешь, то и надо делать. У нас же хотят одного, а делают другое. А то первое, остается несделанным.

А не затевается ли все это для отвода глаз?

Очевидно, что картотека уже не была эффективным механизмом изъятия денег. ГНС нуждалась в чем-то новом. Закон № 2181-111 предоставил налоговикам то, о чем они даже не мечтали – принципиально новое поле игры, вход на которое им раньше был воспрещен. Читая Закон, не можешь отделаться от мысли, что его написал Азаров.

Думаю, налоговики реализуют свой шанс. А нам – опять начинать сначала.

Свой кусок пирога от новых многочисленных споров получат и юристы.

А вы?… Думаю, вы уже догадались.


P.S.: Пока не поздно, ответьте себе на вопрос: кому и зачем нужен Налоговый кодекс?

10.04.01 г.

Олег Сикорский

СИКОРСКИЙ О. Л. Налоговое обязательство: когда оно считается исполненным? «Бухгалтерия» № 40/1-2 (507) 2002.

В последнее время спор налогоплательщиков с ГНС по поводу повторной уплаты налоговых платежей «застрявших» в банке «Украина» находит выражение и в дискуссии юристов между собой, в ходе которых они выдвигают аргументы друг против друга, апеллируя главным образом к теории права.


Однако, на мой взгляд, ответ на интересующий вопрос может быть получен и без ухода в теоретические тонкости, а содержится непосредственно в законодательстве Украины, которое почему-то принято считать несовершенным. Думаю, сейчас настало время опубликовать развернутую систему аргументации правоты налогоплательщиков в этом искусственном споре, положив конец сюрреалистическому восприятию правовой действительности.

Основанием спора между налогоплательщиками и ГНС является, как правило, не оспаривание фактических обстоятельств, а разное толкование норм права. ГНС не оспаривает факты подачи налогоплательщиками в АКБ «Украина» платежных поручений на уплату налогов, однако толкует п. 16.5 Закона Украины «О порядке погашения обязательств плательщиков налогов перед бюджетами и государственными целевыми фондами» от 21.12.2000 г. № 2181-111 (далее – Закон № 2181) таким образом, что подача налогоплательщиком в банк платежных документов на уплату налогов не освобождает его от повторной уплаты налогов, если денежные средства не поступили получателю. Указанная позиция ГНС нашла свое отражение в письме ГНАУ от 03.01.2002 г., а также в «Налоговом разъяснении положений подпункта 16.5.1 Закона Украины «О порядке погашения обязательств плательщиков налогов перед бюджетами и государственными целевыми фондами» в случае неуплаты платежа в бюджет (государственный целевой фонд) по вине банка в случае ликвидации такого банка», утвержденном приказом ГНАУ от 17.01.2002 г. № 29.

Представляется, что толкование ГНС норм права, в частности п. 16.5 Закона № 2181, не соответствует смыслу и содержанию норм указанного Закона, а также иных законодательных актов Украины.

Думается, что правильное понимание норм действующего законодательства сводится к следующим положениям:

1. Существует правоотношение между налогоплательщиком и государством по уплате первым последнему налога. Налогоплательщик исполняет обязательство по уплате налога посредством подачи в учреждение банка платежного документа на уплату налога. После исполнения обязательства по уплате налога правоотношение между налогоплательщиком и государством прекращается.

2. После подачи налогоплательщиком в учреждение банка платежного документа на уплату налога возникает правоотношение между банком и государством по перечислению суммы налога в бюджет. У банка возникает обязательство перечислить налог в бюджет.

3. До исполнения налогоплательщиком обязательства по уплате налога (в момент существования правоотношения между налогоплательщиком и государством) налоговое обязательство обязан исполнить налогоплательщик. После исполнения налогоплательщиком обязательства по уплате налога (в момент существования правоотношения между банком и государством) налоговое обязательство обязан исполнить банк.

При этом я исхожу из того, что:

1. одновременно не может существовать двух правоотношений между разными субъектами по поводу уплаты одного налога.

2. одновременно не может существовать двух обязательств по уплате одного налога как у одного субъекта, так и у двух субъектов.

Общая презумпция при толковании закона.

В сложившейся системе правоотношений закон должен толковаться с таким допущением, как будто банковское учреждение не прекращает свое существование. Это обусловлено тем, что закон (в частности п. 16.5.1. ст. 16 Закона № 2181) не предусматривает банкротство или иные случаи ликвидации банков в качестве обстоятельств, порождающих особые правовые последствия. Таким образом, закон должен толковаться единообразно как в случаях ликвидации банков, так и в случаях их обычного функционирования. Невозможно толкование закона таким образом, будто он предусматривает различные правовые последствия при наступлении одних и тех же юридических фактов.

Между тем, из названия и содержания налогового разъяснения от 17.01.2002 г. № 29 следует, что ликвидация банка является особым случаем, порождающим особые правоотношения сторон, отличные от обычных. Подобное толкование закона привносит в норму права содержание, изначально отсутствующее в ней, противоречит принципу однозначности и единообразного применения закона.

Из этого видно, что сам начальный пункт, на основе которого было построено толкование закона ГНС, был неверным.

Первый элемент рассматриваемой системы правоотношений – правоотношение между налогоплательщиком и государством. Его содержание сводится к следующим положениям.

1. Существует правоотношение между налогоплательщиком и государством по уплате первым последнему налога. Налогоплательщик исполняет обязательство по уплате налога посредством подачи в учреждение банка платежного документа на уплату налога. После исполнения обязательства по уплате налога правоотношение между налогоплательщиком и государством прекращается.

Наличие правоотношения между налогоплательщиком и государством по уплате налога следует из нормы п. 3 ч. 1 ст 9 Закона Украины «О системе налогообложения» от 25.06.91 г. № 1251-Х11.

Законодательством Украины предусмотрена только одна форма исполнения налогоплательщиком обязательства по уплате налога. Так, п. 16.5 Закона Украины «О налогообложении прибыли предприятий» от 28.12.94 г. № 334/94-ВР содержит следующую норму: «Платіжні доручення на перерахування податку до бюджету подаються підприємствами до банківських установ до настання строку платежу». Таким образом, налоговые обязательства исполняются посредством подачи налогоплательщиком в банк платежных поручений. На эту же форму исполнения налоговых обязательств указывают нормы пп. 8.7.1, 16.3.1, 16.5.1 Закона № 2181, п. 11 ст. 11 Закона Украины «О государственной налоговой службе в Украине» от 04.12.90 г. № 509-Х11.

Подача налогоплательщиком в банк платежного поручения на уплату налога является единственной обязанностью налогоплательщика по уплате налога. Действующее законодательство не предусматривает каких-либо дополнительных обязанностей налогоплательщика по уплате налога, как то: контроль за переводом банком денег получателю, действительным поступлением денег на счет получателя и т.п. Согласно ст. 19 Конституции Украины, правовой порядок в Украине основывается на принципах, в соответствии с которыми никто не может быть принужден делать то, что не предусмотрено законодательством.

Кроме того, налогоплательщик не имеет даже возможности для осуществления таких действий, поскольку не наделен соответствующими полномочиями. Такие полномочия предоставлены ГНС и Национальному банку.

Налогоплательщик не может и не обязан контролировать дальнейшее движение денег, в том числе, исполнение платежного поручения банком. Таким образом, движение денег после снятия их со счета плательщика находится вне контроля последнего.

Плательщик налога не может осуществить сам перевод денег получателю. Такую возможность имеет только финансовое учреждение. Плательщик может лишь инициировать перевод. Это все, что находится в сфере его контроля. Однако обязанности лица, в том числе и связанные с уплатой налогов не могут выходить за пределы того, что входит в сферу его контроля и, следовательно, ответственности. Из этого видно, что обязательства плательщика по уплате налогов не могут предусматривать нечто большее, чем подача в банк платежного поручения.

Это нашло отражение в норме п. 22.4 Закона Украины «О платежных системах и переводе денег в Украине», согласно которой инициирование перевода считается завершенным с момента принятия банком расчетного документа. На эту норму обратил внимание Государственный комитет Украины по вопросам регуляторной политики и предпринимательства в своем письме от 20.02.2002 г. № 1-221/1008, в котором выразил свое мнение относительно правоты налогоплательщиков.[1]

Эта позиция подтверждается также п. 11 ст. 11 Закона «О государственной налоговой службе в Украине» от 04.12.90 г. № 509-Х11, согласно которому руководители и иные должностные лица несут административную ответственность именно за неподачу или несвоевременную подачу в банки платежных поручений.

Следует отметить, что после списания денежных средств банком со счета налогоплательщика, последний полностью утрачивает право собственности на денежные средства, он не владеет, не пользуется и не может распорядиться ими.

После исполнения обязательства по уплате налога правоотношение между налогоплательщиком и государством прекращается. Это вытекает из общетеоретических принципов существования и прекращения правоотношений и обязательств. Неоспоримо, что обязательство прекращается исполнением. С прекращением обязательства прекращается правоотношение, поскольку невозможно существование правоотношений без обязательств и корреспондирующих им прав.

На прекращение налогового обязательства подачей в банк платежного поручения указывают нормы Закона № 2181.

Согласно п. 16.3.1 ст. 16 указанного Закона, подача платежного поручения на уплату суммы налогового долга прекращает начисление пени. Между тем, пеня начисляется на сумму налогового долга, включающего в себя и налоговое обязательство ( п. 16.1.1. ст. 16, п. 1.2., 1.3., 1.4. ст. 1). Прекращение начисления пени свидетельствует о прекращении существования налогового долга, в том числе налогового обязательства. Таким образом, норма п. 16.3.1. ст. 16 Закона говорит о прекращении налогового обязательства подачей в банк платежного поручения.

О позиции законодателя по этому вопросу свидетельствует и норма п.п. а п. 8.7.1. ст. 8 Закона, согласно которой платежный документ удостоверяет факт перечисления денег, и является основанием для освобождения от налогового залога активов налогоплательщика. При этом, согласно п. 8.1 Закона, налоговый залог неразрывно связан с налоговым долгом, включающим в себя налоговое обязательство. Прекращение налогового залога свидетельствует о прекращении налогового долга. Таким образом, наличие у плательщика платежного документа на уплату налога прекращает существование как налогового залога, так и налогового долга, в том числе налогового обязательства.

Сходный подход относительно платежей, удерживаемых из зарплаты, содержится в п. 9 раздела 3 Инструкции о безналичных расчетах в Украине в национальной валюте, утвержденной Постановлением Правления Национального банка Украины от 29.03.2001 г. N 135, зарегистрированного в Министерстве юстиции Украины 25.04.2001 г. за N 368/5559: «Документальним підтвердженням про сплату платником утриманих … сум є примірники платіжних доручень про їх перерахування, в яких банк платника заповнив реквізит "Дата виконання"…».

Следует заметить, что даже взыскание денег налоговыми органами осуществляется путем направления банку платежного документа – п. 10.1.1. ст. 10 Закона № 2181.

Из всего этого видно, что подача в банки платежных документов является универсальным способом выполнения обязанностей в правоотношениях, связанных с уплатой налогов и сборов, как для налогоплательщиков, так и для налоговых органов.

Следует вспомнить и исторический аспект рассматриваемого вопроса. Правовая доктрина Украины придерживалась соответствующей позиции задолго до принятия Закона № 2181. Согласно ч. 3 ст. 6 Декрета Кабинета Министров «О взыскании не внесенных в срок налогов и неналоговых платежей» от 21.01.93 г. № 8-93, распоряжения о бесспорном взыскании сумм недоимки не подлежали выдаче, если предприятие подало в учреждение банка платежное поручение. Такую же позицию занял Высший арбитражный суд Украины в п. 13.2. своего разъяснения от 12.05.95 г. № 02-5/451.

Следующим элементом системы правоотношений, возникающих при уплате налоговых платежей через банковские учреждения является правоотношение между банком и государством. Содержание данного правоотношения можно свести к следующим положениям.

2. После подачи налогоплательщиком в учреждение банка платежного документа на уплату налога возникает правоотношение между банком и государством по перечислению суммы налога в бюджет. У банка возникает обязательство перечислить налог в бюджет.

Обязательство банка перечислить налог в бюджет возникает в соответствии с ч. 2 ст. 12 Закона Украины «О системе налогообложения» от 25.06.91 г. № 1251-Х11: «Банки та інші фінансово-кредитні установи виконують доручення платників податків і зборів (обов'язкових платежів) на перерахування податків і зборів (обов'язкових платежів) до Державного бюджету України і місцевих бюджетів у встановлений законами України термін».

Перед рассмотрением данного вопроса следует отметить, что обязательства банка перед государством по перечислению налогов и его ответственность находятся в сфере публичного права. С самого начала в письме ГНАУ от 03.01.2002 г. № 115/7/24-1117, ГНС пытается представить проблему как проблему взаимоотношений налогоплательщиков и обслуживающих их банков. Однако, правоотношения по уплате налогов являются не частно-правовыми, а публично-правовыми, на что неоднократно указывал Высший арбитражный суд (Разъяснения от 12.05.95 г. № 02-5/451, Письмо от 07.09.2000 г. № 01-8-480). Поэтому отношения по уплате налогов вообще не могут регулироваться какими-либо гражданско-правовыми договорами, заключаемыми с банками, государством или иными лицами. Гражданский кодекс не регулирует отношения, связанные с уплатой налогов (ст. 2 ГК).[2]

Следует заметить, что это подтверждается и позицией ГНС, выраженной в распоряжении ГНАУ от 24.07.2001 г. № 227-р, согласно п.п. 1.1, 1.4 которого, ГНАУ обязала председателей ГНА в АР Крым, областях, г. Киеве и Севастополе «в срок до 25.07.2001 г. обеспечить проведение инвентаризации платежных поручений по уплате налогов, сборов, обязательных платежей в бюджет, которые не были исполнены учреждениями АКБ «Украина»», а также «в срок до 03.08.2001 г. обеспечить в соответствии со ст. 89 Закона Украины «О банках и банковской деятельности» предъявление подчиненными ГНИ ликвидатору кредиторских требований к АКБ «Украина»». Таким образом, ГНС признала кредитором АКБ «Украина» себя. По этим же налоговым обязательствам ГНС считает себя кредитором и в отношении налогоплательщиков (письмо ГНАУ от 03.01.2002 г., а также налоговое разъяснение от 17.01.2002 г. № 29). При этом возникла невозможная ситуация о которой уже было сказано: существует два обязательства двух субъектов по уплате одного налога.

Содержание правоотношений, связанных с исполнением налогового обязательства и налоговой ответственностью можно выразить следующим образом.

3. До исполнения налогоплательщиком обязательства по уплате налога (в момент существования правоотношения между налогоплательщиком и государством) налоговое обязательство обязан исполнить налогоплательщик. После исполнения налогоплательщиком обязательства по уплате налога (в момент существования правоотношения между банком и государством) налоговое обязательство обязан исполнить банк. Налоговую ответственность несет то лицо, которое в данный момент имеет обязательство по уплате налога и не исполнило его.

Вопросы налоговой ответственности налогоплательщика до исполнения им обязательства по уплате налога в контексте данного рассмотрения не имеют значения.

Юридическая ответственность может возникнуть только как следствие неисполнения юридической обязанности. В частности, налоговая ответственность возникает при невыполнении налогового обязательства. Налоговое обязательство выполняется посредством исполнения единственной предусмотренной законом обязанности - подать в банк платежное поручение на уплату налога. После этого налоговое обязательство и соответствующее правоотношение прекращается. Несуществующее обязательство невозможно нарушить. После исполнения налогоплательщиком обязательства по уплате налога не может возникнуть налоговая ответственность налогоплательщика. После исполнения налогоплательщиком обязательства по уплате налога не может возникнуть еще одно обязательство по уплате того же самого налога за тот же период. Это означало бы существование у одного налогоплательщика двух обязательств по уплате одного налога.

Исходя из изложенного, можно сделать вывод о том, что освобождение налогоплательщика от налоговой ответственности и объем этой ответственности, о чем будет сказано ниже, не случайны.

Согласно п. 16.5.1. Закона Украины № 2181: «За порушення строків зарахування податків, зборів (обов'язкових платежів) до бюджетів або державних цільових фондів, встановлених законодавством, з вини банку такий банк сплачує пеню за кожний день прострочення, включаючи день сплати, у розмірах, встановлених для відповідного податку, збору (обов'язкового платежу), а також несе іншу відповідальність, встановлену цим Законом, за порушення порядку своєчасного та повного внесення податку, збору (обов'язкового платежу) до бюджету або державного цільового фонду. При цьому платник податків, зборів (обов'язкових платежів) звільняється від відповідальності за несвоєчасне або неповне зарахування таких платежів до бюджетів та державних цільових фондів, включаючи нараховану пеню або штрафні санкції».

При толковании указанной нормы возникает вопрос об объеме налоговой ответственности, от которой освобождается налогоплательщик, и которая соответственно возлагается на банк.

На объем этой ответственности указывает п. 7.5 ст.7 Закона Украины № 2181:«Персональна податкова відповідальність. Забороняється будь-яка уступка податкового зобов'язання або податкового боргу платника податків третім особам, а також уступка контролюючим органом права вимоги податкового боргу платника податків іншим особам».

Из этой нормы видно, что объем налоговой ответственности равен объему налогового обязательства или налогового долга. Однако указанные понятия включают в себя не только суммы пени и штрафных санкций, как считает ГНС, но также и «основное налоговое обязательство» (более того, первое из них тождественно ему), что явствует из определений этих понятий, данных в ст. 1 указанного Закона: «податкове зобов'язання – зобов'язання платника податків сплатити до бюджетів або державних цільових фондів відповідну суму коштів у порядку та у строки, визначені цим Законом або іншими законами України», «податковий борг (недоїмка) – податкове зобов'язання (з урахуванням штрафних санкцій за їх наявності), узгоджене платником податків або встановлене судом (арбітражним судом), але не сплачене у встановлений строк, а також пеня, нарахована на суму такого податкового зобов'язання».

Таким образом, согласно Закону № 2181, в случае, предусмотренном п. 16.5.1, налогоплательщик освобождается от уплаты налогового обязательства, а банк обязан это обязательство исполнить.

Упомянутый Закон предусматривает и другой вариант измерения налоговых обязательств банка в п. 8.8 ст. 8: «За договором податкової поруки банк-поручитель зобов'язується перед податковим органом відповідати за належне виконання платником податків обов'язків із погашення його податкового зобов'язання або податкового боргу у строки та за процедурою, визначені цим Законом. У разі невиконання платником податків обов'язків із погашення податкового зобов'язання або податкового боргу банк-поручитель приймає на себе відповідальність за таке погашення у такому ж обсязі, як і платник податків». Следует заметить, что случай налогового поручительства прямо не подходит к рассматриваемым отношениям, однако п. 16.5.1 Закона № 2181 говорит об «иной ответственности, предусмотренной этим Законом», а других случаев ответственности банков Закон не предусматривает, значит, имеется в виду именно данная норма. Эта норма может быть применена на основании аналогии закона.

Полезен также анализ п. 16.5.1 Закона Украины № 2181. Если понятие «несвоевременное» указывает на то, что допускается, что банк перечислил налоги не вовремя, то понятие «неполное» указывает на то, что банк может не перечислить часть или целый платеж. При этом предусматриваются одинаковые правовые последствия. Если признать правильной позицию ГНС, что такими последствиями будет являться уплата налога самим налогоплательщиком, то получается, что если банк перечислил только часть налога, то оставшуюся часть должен перечислить налогоплательщик, а если банк задержал налог, то налогоплательщик должен сам уплатить его. Более здравой выглядит позиция, согласно которой банк должен осуществить платеж, который он задерживает и уплатить часть налога, которую он не уплатил.

Исполнение налоговых обязательств плательщика не может зависеть от того, произведет ли банк перевод денег, поскольку налоговые обязательства одного лица не могут считаться исполненными или неисполненными в зависимости от действий другого лица. Одни и те же юридически значимые действия не могут влечь наступление различных правовых последствий. Позиция ГНС противоречит принципу единообразного применения закона.

Основным аргументом ГНС против налогоплательщиков является ссылка на норму п. 7.5. ст 7 Закона № 2181 о запрете уступки налогового обязательства или налогового долга.

Однако этот аргумент не имеет силы, поскольку никакой уступки в данном случае нет: банк несет не чужую, а свою ответственность, отсутствуют признаки соглашения об уступке требования или переводе долга. Имеет место ровно то, что предусмотрено нормой п. 16.5.1. ст. 16 Закона № 2181: налоговая ответственность налогоплательщика прекращается, налоговая ответственность банка возникает (это можно назвать трансмиссией налогового обязательства).[3]

Причем совершенно очевидно, что объем возникшей у банка ответственности равен объему ответственности налогоплательщика, прекратившей существование.

В этой связи позиция ГНС выглядит странно, так как ГНС все-таки признает переход к банку части налоговой ответственности в виде пени и штрафных санкций, однако отрицает переход остальной части в виде налогового обязательства. Однако для такой позиции нет никаких оснований, поскольку п. 16.5.1. Закона № 2181 таких ограничений не содержит.

Доказательство от противного. Если посчитать правильной позицию ГНС о том, что «норма п. 16.5. ст. 16 Закона № 2181-111 не освобождает налогоплательщика от обязанности уплачивать основную сумму налогового обязательства», то получается, что тогда от такой обязанности освобождаются банки (письмо ГНАУ от 03.01.2002 г. № 115/7/24-1117). В самом деле, на уплату одной суммы одновременно не может существовать два обязательства – и плательщика, и банка.

С подачей платежного поручения либо прекращается обязательство плательщика по уплате налога и возникает обязательство банка перечислить деньги в бюджет, либо обязательство плательщика продолжает существовать, а обязательство банка не возникает вообще. ГНС придерживается второго варианта. Но из этого следует, что банки вообще не обязаны получая деньги от налогоплательщиков перечислять их в бюджет.

Однако подобная позиция вступает в противоречие с действующим законодательством, в частности ч. 2 ст. 12 Закона «О системе налогообложения», которой на банки возложена обязанность перечислять налоги в бюджет. А это означает, что обязательство и соответствующее правоотношение между банком и государством вопреки мнению ГНС возникает.

Думается, что при решении рассматриваемых спорных отношений следует также руководствоваться принципом правоты налогоплательщика.

В случае возникновения конфликта интересов, толкование закона должно исходить из правоты налогоплательщика.

Согласно п. 4.4.1 Закона Украины № 2181: «У разі коли норма закону чи іншого нормативно-правового акта, виданого на підставі закону, або коли норми різних законів чи різних нормативно-правових актів припускають неоднозначне (множинне) трактування прав та обов'язків платників податків або контролюючих органів, внаслідок чого є можливість прийняти рішення на користь як платника податків, так і контролюючого органу, рішення у межах апеляційного узгодження приймається на користь платника податків».

Это означает, что принцип правоты налогоплательщика должен применяться при толковании каждой из рассмотренных норм права и приниматься во внимание при оценке их в совокупности. В целом это должно обеспечить принятие решения в пользу налогоплательщика.

Думается, что норма о конфликте интересов должна применяться не только при апелляционном согласовании, но и судами, поскольку в противном случае возникнет неодинаковое понимание закона. Иначе нужно, чтобы и ГНС не применяла эту норму. Налоговые же органы не могут не применять данный принцип, поскольку он установлен законом.



[1] Заметим, что ГНС в спорах с налогоплательщиками ссылается на ст.30 указанного Закона, утверждая, что перевод не является законченным до момента зачисления суммы перевода на счет получателя. Непонятен доказательственный смысл этого аргумента, поскольку незавершенность перевода и является самим содержанием спора. Это констатация факта, а не аргумент в пользу мнения ГНС (прим. авт.)

[2] Такое же мнение высказала сотрудник Минюста О.Стрекалова («Бизнес», 2002 г., № 21), однако неожиданно пришла к противоположным выводам, сообщив, что некие гражданско-правовые отношения по поводу уплаты налогов (!?) между банками и клиентами все-таки возникают (прим. авт.)

[3] Transmitto (лат.) – пересылать, пропускать, миновать (прим. авт.)

30 сентября 2002 г.

Олег Сикорский

СИКОРСКИЙ О. Л. Кредит платежом зелен (Банковское мошенничество с валютными кредитами). «Еженедельник 2000», №22 (608) 1-7 июня 2012 г.

В период с 2000-го по 2008 г. на территории Украины осуществлялась широкомасштабная деятельность банковских учреждений по выдаче населению валютных кредитов. В октябре–декабре 2008-го Нацбанк изменил официальный курс национальной денежной единицы (н. д. е.), гривни, обесценив ее по отношению к иностранным валютам на 60%.


Пользуясь этим, банки-кредиторы вместо принятия возврата займов по номиналу кредита в н. д. е. произвели перерасчет кредитных обязательств исходя из обновленного курса иностранных валют. Например, если гражданин получил кредит по номиналу 250 000 н. д. е., то сегодня он должен «возвращать» этот долг по номиналу 400 000 н. д. е., то есть 160% фактически полученной денежной суммы. Мошенническая суть этих «перерасчетов» сводится к завышению суммы займа на 150 000 лишних денежных единиц, которые заемщик никогда ни от кого фактически не получал. Противозаконность этих манипуляций явствует из основных актов гражданского законодательства Украины – Конституции и Гражданского кодекса (ГК).

Конституцией как наивысшим юридическим актом прямого действия установлено, что денежной единицей Украины является гривня (ст. 99).

Чем платить

Можно ли производить платежи по денежным обязательствам иными платежными средствами? Невозможно в принципе. Денежное обязательство исполняется только уплатой денег, то есть гривен. Денежное обязательство существует только как обязательство уплатить деньги, то есть гривни. Денежное обязательство измеряется только конкретным количеством денег, то есть гривен. Это означает, что если кто-то (заемщик) должен выполнить перед кем-то (банком) денежное обязательство, то он делает это уплатой конкретного количества гривен. И никто на территории государства Украина (банк, суд, милиция) не может принудить его к произведению денежных расчетов и выполнению денежных обязательств в денежной единице, отличной от установленной Конституцией.

Вес одного килограмма чего угодно равен одному килограмму. Номинал же одной гривни равен одной гривне, или ста копейкам. Одной гривне в разные промежутки времени может быть равна стоимость определенного количества других вещей: почтовых марок, пакетиков чая или иностранных денежных знаков. Однако это никак не влияет на номинал национальной денежной единицы, обозначенный на банкноте. То есть денежная сумма в 250 000 н. д. е. всегда эквивалентна количеству денег, равному 250 000 н. д. е. А денежное обязательство выплатить 250 000 н. д. е. всегда означает обязанность выплатить именно эту сумму. Именно столько и именно национальных денежных единиц, а не марок, жетонов метрополитена или билетов заморских казначейств.

Только гривня

Тогда чем же являются пресловутые доллары, евро и рубли? В обывательском сознании они ассоциируются с деньгами. Но юридически представляют собой: по родовому признаку – вещи, а по видовому – валютные ценности с ограниченной оборотоспособностью (ст. 193 ГК). Валютные ценности (на территории государства Украина) не являются деньгами, а продаются, покупаются, передаются, используются и иным способом участвуют в гражданском обороте как специфическая вещь. Иногда они могут служить «эквивалентом» денежного обязательства, то есть на определенный момент фиксировать соответствие денежного обязательства в гривнях определенному количеству валюты (ст. 524 ГК). Например, вчера денежное обязательство номиналом в 250 000 н. д. е. равнялось 50 000 долл. США, а сегодня оно равно 30 000 долл. Конечно же, валютный эквивалент является всего лишь ситуативной оценкой существующего денежного обязательства, номинированного в гривнях, а не самостоятельной денежной единицей измерения этого обязательства. Поскольку денежное обязательство может выражаться только одной денежной единицей – гривней (ст. 524 ГК).

Единственное, что заемщик обязан платить по кредиту, – это проценты. А саму сумму кредита он обязан не платить, а «возвращать» (ст. 1054 ГК). Какую же денежную сумму он должен возвращать по кредитному договору? Естественно, ту, которую реально получил. А если он реально получил не деньги, а валютные ценности, то для этого законодательством как раз и предусмотрен валютный эквивалент. То есть в день выдачи кредита (платежа) по официальному курсу определяется фактический номинал денежного обязательства в национальной денежной единице, который и подлежит оплате (возврату) по истечении срока, на который выдан кредит (ст. 533 ГК).

Почему же банки, пользуясь коррумпированностью судов и недееспособностью правоохранительных органов, пытаются в общегосударственном масштабе провернуть аферу, суть которой состоит в том, что денежной единицей в Украине является не денежная единица Украины? Они таким образом пытаются принудить население отдать им лишние деньги путем обмана и злоупотребления доверием.

Государственная измена

Но если со стороны банков это всего лишь посягательство на имущество, то действия госорганов и должностных лиц, которые подрывают основы государственного суверенитета и экономической безопасности Украины, открывая границы для свободного обращения финансовых инструментов иностранных государств и на наших граждан навешивая валютные долги, могут быть названы без натяжек государственной изменой.

Как по-другому можно квалифицировать деятельность Нацбанка, который, вместо того чтобы обеспечивать стабильность гривни, рассылает по всей стране антиконституционные письма и посылает в суды своих эмиссаров, чтобы обосновывать приоритет иностранных денежных знаков и их «эквивалентов»? Где «гарант Конституции»? Что принимают в своих решениях Высший, Верховный и Конституционный суды?

В условиях всеобъемлющей недееспособности органов государственной власти и предательства национальных интересов высшими должностными лицами государства у граждан остается только одно действенное средство защиты своих прав – прямое применение конституционных гарантий правопорядка – непринятие на себя незаконных обязанностей (ст. 19 Конституции) и неисполнение преступных распоряжений и приказов (ст. 60 Конституции).

31 Мая 2012.

Олег Сикорский

СИКОРСКИЙ О. Л. Legal Tender Cases. ЛигаБизнесИнформ.

Сначала по делу Hepburn v. Griswold 1870 Верховный Суд США решил что оборот бумажных денег противоречит Пятой поправке к Конституции...


Legal tender cases


“The Congress shall have Power...

To coin Money, regulate the Value thereof, and of foreign Coin...”

Constitution of the United States


Бумажные деньги, применяемые в современном денежном обращении, не имеют самостоятельной ценности. Платежная сила таких фиатных денег полностью зависит от способности государства обеспечивать обязательное и принудительное использование определенной денежной единицы на собственной территории юридическими средствами.

Денежная единица, денежный знак и платежное средство

Платежная сила денег происходит из законодательного предписания государства признавать определенные вещи деньгами. Государство устанавливает на своей территории: 1) денежную единицу (номинальная единица количественного выражения стоимости с определенным наименованием); 2) денежный знак (физическая форма существования денежной единицы с определенным номиналом); 3) платежное средство (способность денежного знака погашать денежное обязательство по номиналу денежной единицы) (Nussbaum. Das Geld in der Theorie und Praxis des Deutschen und Auslandischen Rechts. Tubingen, 1926).

Законная сила платежного средства основывается на суверенитете государства в сфере денежного обращения, учреждении государственной денежной системы и эмиссионном выпуске государственных денежных знаков. Деньгами признается платежное средство (legal tender), обязательное к приему по номиналу денежной единицы на территории и в соответствии с законодательством соответствующего государства. Денежное обязательство, как обязанность уплатить денежную сумму, исчисляется в денежных единицах и исполняется уплатой законного платежного средства по номиналу денежного знака.

Основная проблема практического применения денег заключается в противоречии между логической математической природой денежной единицы и текущей покупательной способностью денежного знака, которая зависит от фактических колебаний цен на конкретные товары. Кредитор может претендовать на уплату долга не по номиналу денежного знака, а исходя из изменений его покупательной способности, что создает неопределенность при исполнении денежных обязательств и ставит под угрозу функционирование законного платежного средства и денежной системы. Поэтому основной задачей государства является обеспечение принудительного приема законного платежного средства по номиналу, независимо от согласия кредитора.

Номинализм в системе общего права

Первые конфликты подобного рода возникли к концу правление королевы Елизаветы. В 1601 г. ирландский коммерсант Бретт купил у лондонского коммерсанта Гилберта определенные товары, за которые Бретт обязался выплатить 200 фунтов, половина из которых подлежала передаче в Дублине в виде «стерлинга, действительных и законных денег Англии». Однако незадолго до платежа, Елизавета выпустила в Ирландии монеты из сплава серебра и неблагородного металла, приказав заменить монеты из более чистого серебра (“sterling”) этими смешанными деньгами (“mixed money”) и считать их законным средством платежа. Лица, отказывающиеся принимать смешанные деньги по номиналу «шиллинг за шиллинг, шесть пенсов за шесть пенсов», подлежали наказанию. В соответствующее время и в надлежащем месте Бретт предложил Гилберту 100 фунтов в новой, менее ценной, монете, которую Гилберт отказался принять. При рассмотрении этого дела Тайный Совет признал предложение Бретта надлежащим, и обязал Гилберта принять оплату по номиналу законного платежного средства Англии («current and lawful money of England») (Mann. The Legal Aspect of Money, 1938). Прецедент Gilbert v. Brett 1602, именуемый также Case of Mixed Money, сформулировал доктрину номинализма, ставшую основанием для Legal Tender Cases и всей последующей теории о платежной силе денег.

Legal Tender Cases затрагивали вопрос о конституционности Legal Tender Act 1862 и подтвердили конституционность государственных бумажных денег и законность платежной силы доллара США (greenbacks). Выпуск бумажных банкнот был обусловлен необходимостью финансирования военных расходов в период Гражданской войны в США 1861-1865 и вызвал многочисленные споры относительно исполнения обязательств по контрактам, заключенным до выпуска менее ценного платежного средства. Сначала по делу Hepburn v. Griswold 1870 Верховный Суд решил что оборот бумажных денег противоречит Пятой поправке к Конституции США, поскольку предполагает изъятие частной собственности без справедливого вознаграждения. Но потом Верховный Суд изменил свое мнение на прямо противоположное, признав по делам Knox v. Lee 1871, Parker v. Davis 1871, Juilliard v. Greenman 1884 что банкноты, выпускаемые государством, являются «законными деньгами и законным платежным средством (legal tender) в платежах по всем долгам, публичным и частным, на территории Соединенных Штатов» (Natelson. Paper Money and the Original Understanding of the Coinage Clause/Harvard Journal of Law and Public Policy 2012).

Номинализм в денежном обязательстве заключается в том, что платежная сила денег определяется «по номиналу» в определенной сумме счетных единиц, независимо от изменения фактической покупательной способности денежных знаков. Инфляция и колебания валютных курсов рассматриваются как рефлекторные следствия «эмиссионного налога», которые не принимаются во внимание при расчетах в legal tender по номиналу. В соответствии с этим Резолюцией Конгресса США от 05.06.1933 были признаны недействительными все ранее сделанные и будущие валютные оговорки в любых договорах, а решением Верховного Суда США по делу Norman v. The Baltimore and Ohio Railroad Co 1935 признано, что валютные оговорки подрывают стабильность legal tender и «противоречат политике государства в сфере денежного обращения». Согласно Coinage Act 1792 и прецеденту Deutsche Bank v. Humphrey 1926, все публичные расчеты и судебные процедуры могут осуществляться и выражаться исключительно в номинале американской денежной единицы.

Номинализм в системе континентального права

Такой же подход к платежной силе законного платежного средства утвержден в правовых системах континентального права (G. Hartmann. Ueber den rechtlichen Begriff des Geldes und den Inhalt von Geldschulden. Braunschweig, 1868). Например, статьей 1895 Гражданского Кодекса Франции установлено, что: «Долг, вытекающий из займа денег, всегда заключается в уплате номинальной суммы денег, обозначенной в договоре. Если до срока платежа произошло увеличение или уменьшение металлического содержания монет, должник должен вернуть номинальную сумму займа – не более того – в денежных знаках, имеющих хождение в момент платежа». В соответствии с этим, в решении от 11.02.1873 Кассационный суд Франции, постановил, что в интересах общественного порядка частные соглашения не могут отступать от обязательной стоимости бумажных денег, введенных в оборот государством, а «условие с валютной оговоркой с введением в действие принудительного курса бумажных денег становится недействительным» (Hubrecht. La depreciation monetaire et l’execution des contrats, 1928). В решении от 17.05.1927 Кассационный суд Франции постановил, что «валютные оговорки не применяются во внутренних договорах, которые не связаны с международными расчетами» (Nussbaum. Money in the Law, 1939).

Денежное регулирование в неразвитых странах

Экономически и политически отсталые страны, находящиеся на периферии глобальных валютных и товарных потоков, не способны осуществлять самостоятельную политику в сфере денежного обращения. Декларируя формальное наличие собственной денежной единицы, они не обеспечивают ее платежную силу по номиналу, признавая полноценными деньгами только платежные знаки более развитых государств. Например, Конституцией и законодательством Украины предусмотрено, что денежной единицей и единственным законным платежным средством на территории данного государства является национальная денежная единица – гривна. Однако, в решении от 23.02.2011 Верховный суд Украины постановил, что «основной закон не устанавливает запрета относительно возможности использования в Украине денежных единиц иностранных государств». Признание платежной силы денежных знаков и экстерриториального действия законодательства иностранных государств на собственной территории является актом отказа от государственной денежной единицы и государственного суверенитета в сфере денежного обращения.

28.03.2012 г.

Олег Сикорский

СИКОРСКИЙ О. Л. Ограничение наличных расчетов свыше 150000 грн. нарушает Конституцию. ЛигаБизнесИнформ.

Чтобы не было доллара, запретили гривну...


С 1 сентября 2013 г. вступает в силу скандальное постановление Национального банка Украины от 06.06.2013 г. № 210 «Об установлении предельной суммы расчетов наличными». Этим постановлением устанавливается ограничение на проведение гражданами Украины наличных денежных расчетов на суммы свыше 150000 грн.

Установить предельную сумму расчетов наличностью:

предприятий (предпринимателей) между собой в течение одного дня в размере 10 000 (десяти тысяч) гривен;

физического лица с предприятием (предпринимателем) в течение одного дня за товары (работы, услуги) в размере 150 000 (ста пятидесяти тысяч) гривен;

физических лиц между собой по договорам купли-продажи, которые подлежат нотариальному удостоверению, в размере 150 000 (ста пятидесяти тысяч) гривен.

(Постановление НБУ от 06.06.2013 г. № 210)

Министерство юстиции без возражений зарегистрировало указанный подзаконный акт. А аналитики и эксперты оценили его в целом как позитивный. При этом ни один банкир, эксперт или чиновник не проинформировал общественность, что инициированное Национальным банком ограничение оборота законной денежной единицы Украины прямо противоречит Конституции Украины.

Нарушение Конституции

Особый статус денежной единицы Украины закреплен ст. 99 Конституции: «Денежной единицей Украины является гривна». Эта норма, устанавливая абсолютное и безусловное право гражданина на использование гривны во всех денежных расчетах на территории Украины, закладывает незыблемую основу для реализации всех остальных имущественных прав человека и гражданина, таких как право собственности, право на предпринимательскую деятельность, право на труд, права потребителя и др. Никто не может отменить или ограничить право гражданина на свободное распоряжение деньгами, поскольку, согласно ст.ст. 22, 64 Конституции, конституционные права и свободы гарантируются и не могут быть отменены или ограничены.

Юридическая природа гривны конкретизируется в законодательных актах низшего уровня. Согласно ст. 3 Закона Украины «О платежных системах и переводе средств в Украине»: «Денежные знаки выпускаются в форме банкнот и монет, которые имеют указанную на них номинальную стоимость. Гривна как денежная единица Украины (национальная валюта) является единственным законным платежным средством в Украине, принимается всеми физическими и юридическими лицами без любых ограничений на всей территории Украины». Согласно ст.ст. 34, 35 Закона Украины «О Национальном банке Украины»: «Гривна (банкноты и монеты) как национальная валюта является единственным законным платежным средством на территории Украины», «Банкноты и монеты являются безусловными обязательствами Национального банка и обеспечиваются всеми его активами».

То есть, Конституцией и законами Украины четко и однозначно установлено, что функцию денежной единицы в Украине выполняет гривна, физической формой существования которой являются банкноты и монеты. И что любые ограничения оборота гривны в форме банкнот и монет, отказ от приема в качестве платежного средства – невозможны.

Нарушение прав гражданина

Попытки Национального банка своими подзаконными актами менять конституционный строй в стране и вводить ограничения на распоряжение частной собственностью являются формой узурпации власти, которая противоречит п. 1 ч. 2 ст. 92 Конституции Украины, относящей вопросы денежного обращения к исключительному предмету регулирования на уровне законов. Следует вспомнить и о сомнительной легитимности Национального банка, который, не являясь выборным демократическим органом власти, не может претендовать на государственно-властные полномочия.

Запрет на распоряжение деньгами является открытым покушением на право собственности, состоящее из неразрывного единства правомочий владения, пользования и распоряжения. Отдавая свои деньги банку в обмен на гипотетическое обязательство их когда-нибудь вернуть или кому-нибудь перечислить, гражданин лишается фактического владения и непосредственного (без посредников) распоряжения своей собственностью – деньгами в комплексе естественно свойственных им функций.

Что же касается «безналичных» денег, существующих «на счетах» банков. То они представляют собой не более чем производную от гражданско-правового договора банковского счета, который является не денежной единицей, а обязательством банка выдать реальные деньги в форме банкнот и монет. Банковский счет и безналичный расчет – это диспозитивные институты обязательственного права, которые не могут подменять конституционные права граждан в сфере владения собственностью и пользования публичной денежной единицей.

Впрочем, и без этих юридических обоснований ясно, что настоящими деньгами могут быть только реальные объекты права собственности – банкноты и монеты. И что денежной единицей Украины не могут быть частные обязательства частных банков.

Последствия

Конечно, антиконституционное постановление Национального банка является юридически ничтожным с момента своего возникновения. И ни один гражданин не обязан исполнять этот явно незаконный нормативный акт.

Но события последних лет (кредитное мошенничество, заговор против гривны, долларизация экономики и импорт кризиса, конституционный произвол) со всей очевидностью демонстрируют этапы ползучего антиконституционного переворота, который может закончиться учреждением судебно-тоталитарного контроля государства и банков над собственностью граждан.

Украинскому народу пора сплотиться для защиты реальных национальных ценностей, провести «чистку» и централизацию судебной системы, осознать значимость национальной денежной единицы, и всерьез задуматься над национализацией банков.

01.09.2013

Олег Сикорский

СИКОРСКИЙ О. Л. Наследственные споры неподсудны судам (новая судебная практика). ЛигаБизнесИнформ.

Верховный Суд разъяснил, что теперь наследники вообще не имеют права обращаться в суд.


Раньше, когда на наследственное имущество отсутствовали необходимые документы или имелись иные препятствия для получения свидетельства у нотариуса, у наследников был шанс вступить в наследство «в судебном порядке». Для этого нужно было подать в суд иск о признании права на соответствующее имущество и получить судебное решение, которое и являлось правоустанавливающим документом.

Раньше наследники также могли получать удовольствие от судебных тяжб с родственниками, членами семьи, иждивенцами и прочими претендентами. Они могли спорить о составе наследственной массы, оспаривать права других наследников, делить наследственные доли, истребовать недостающие документы, инициировать проведение экспертиз, и пользоваться всеми иными законными преимуществами публичного судебного решения наследственных споров.

Раньше могли. А теперь наследники вообще не имеют права обращаться в суд.

ВСУ

Злоключения украинских наследников начались с неприметного, на первый взгляд, постановления Пленума Верховного Суда Украины от 30.05.2008 г. № 7 «О судебной практике в делах о наследовании», в пункте 23 которого содержалось загадочное изречение о неподсудности наследственных споров в случаях, допускающих возможность выдачи нотариусом свидетельства о праве на наследство.

При наличии условий для получения в нотариальной конторе свидетельства о праве на наследство требования о признании права на наследство судебному рассмотрению не подлежат.

В случае отказа нотариуса в оформлении права на наследство лицо может обратиться в суд по правилам искового производства.

(ППВСУ от 30.05.2008 г. № 7)

Поначалу многие сочли эти, не основанные на нормах права, заявления Верховного Суда досадным курьезом и печальным недоразумением. Они не предполагали, что Верховный Суд всерьез намеревается отнять у граждан гарантированное Конституцией право на обращение в суд и подменять своими инсинуациями действительное законодательное регулирование наследственных прав.

ВыССУ

Но тут за дело взялся Высший специализированный суд Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел, который, не утруждая себя лишними конституционными рефлексиями, принялся направо и налево отменять решения нижестоящих судов о признании наследственных прав. ВыССУ действовал по шаблону, предложенному ВСУ: если наследник имеет право получить свидетельство о наследстве у нотариуса, то его иск не подлежит рассмотрению в суде.

А суды первой инстанции, воодушевленные такими авторитетными разъяснениями, теперь вообще решили, что наследник не просто не имеет права на иск, но и в целом на наследство. Они спокойно принимают к рассмотрению иски о признании наследственных прав, которые якобы не подлежат судебному рассмотрению, а потом ничтоже сумняшеся принимают решения по существу спора об отказе в признании права на наследство. Что, по действующим правилам судопроизводства, означает, ни больше ни меньше – пожизненное лишение наследства по спорам между теми же сторонами по тем же основаниям.

Последствия

Парадокс состоит в том, что право обращаться к нотариусу за получением свидетельства о наследстве, конечно же, по определению, имеет вообще каждый наследник. А, стало быть, согласно доктрине ВСУ и ВыССУ, вообще ни один наследник не имеет права обращаться в суд. То есть, судам теперь не подсудны вообще никакие споры о признании наследственных прав.

Что теперь должны делать наследники? Идти решать наследственный спор к нотариусу? А потом обжаловать отказ нотариуса в суд? А потом судиться с нотариусом? Или все же с наследниками? А если нотариус откажется дать отказ? А если нотариус неправильно решит наследственный спор? И как вообще нотариус должен решать наследственный спор? И что потом? Идти к апелляционному нотариусу? Этого, наверняка, не ведают и сами теоретики из ВСУ.

Впрочем, все правильно. Правопорядком у нас теперь занимаются бандиты. Противоправной деятельностью – прокуроры. Антигосударственными акциями – депутаты. А нотариусы должны вершить правосудие. Логика ВыССУ и ВСУ вполне укладывается в общий контекст хаоса, в который скатывается наше псевдогосударство. Это уже не просто коррупция. Это перманентная профессиональная непригодность. То есть, гораздо более серьезная и запущенная стадия управленческого паралича.

Обычно я завершаю свои юридические статьи призывом к воплощению программы «Единое правосудие». Но вдруг осознал, что рациональные доводы тут просто неуместны. Надо пробовать что-то другое. Может, их гулять не пускать или кастрировать?

08.09.2013

Олег Сикорский

СИКОРСКИЙ О. Л. Снос домов по искам соседей (новая судебная практика). ЛигаБизнесИнформ.

Новая рейдерская схема.


Раньше правоустанавливающий документ на квартиру или дом являлся гарантией легитимного правового статуса объекта недвижимости и подтверждением права собственности на него. Если к правомерному собственнику и могли возникнуть какие-либо претензии, то они решались в пределах безобидных негаторных исков или банальных споров о добрососедстве. Граждане могли коротать время в распрях по поводу прохода к участку или пограничного дерева, либо спорить о точном местоположении забора – безо всякого риска лишиться прав собственности на всю свою недвижимость.

Это было раньше. А теперь права собственности могут быть легко аннулированы. Задним числом, и без предусмотренных оснований. Новую эру правосудия в спорах о правах на недвижимость ознаменовали решения Киевского райсуда г. Одессы от 19.04.2013 г. и Апелляционного суда Одесской области от 25.09.2013 г. по т.н. «делу Хромченко».

Иск

В 2011 г. некий гражданин предъявил иск к супругам Клявину Ю. О. и Хромченко Л. Н. по поводу принадлежащего им земельного участка и жилого дома в г. Одессе. Означенный гражданин требовал признать недействительными все правоустанавливающие документы на указанную недвижимость. Основанием для столь радикальных требований были утверждения истца о том, что дом построен «самовольно», а граница земельного участка является искривленной, в результате чего ответчикам досталось лишних 0,62 квадратных метра земли.

Поначалу ответчики даже не могли понять юридический смысл претензий. Их дом был сдан в эксплуатацию и оформлен свидетельством о праве собственности еще предыдущим владельцем в 2000 г. А 0,62 м² – это величина, которая не превышает 1 м², то есть не превышает величины учетной единицы земельно-кадастровых съемок и находится в пределах предельной погрешности масштаба плана.

Суд

Но внезапно Киевский райсуд г. Одессы и Апелляционный суд Одесской области сочли претензии истца обоснованными и отменили сразу все правоустанавливающие документы как на жилой дом, так и на земельный участок:

  1. – решение органа местного самоуправления о выделении участка;
  2. – государственный акт на участок;
  3. – акт ввода дома в эксплуатацию;
  4. – свидетельство о праве собственности на дом;
  5. – последующие договоры купли-продажи, заключенные с добросовестными приобретателями.

Все это было обосновано поистине нестандартной «аргументацией» примерно такого свойства. На дом имеются надлежащие правоустанавливающие документы – значит, дом является «самовольным». Участок используется на основании государственного акта на землю – значит он захвачен «неправомерно». Права собственности подтверждаются надлежащими правоустанавливающими документами – поэтому эти права не подлежат защите, а эти документы являются недействительными.

Антиправовое поле

К сожалению, в судебных решениях напрочь отсутствуют ссылки на какие-либо нормы права, во исполнение которых судьи так рьяно отнимали у граждан имущество. Придется искать самому.

Вот, к примеру, статьей 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав и основных свобод человека предусмотрено, что каждое лицо имеет право мирно владеть своим имуществом, никто не может быть лишен своей собственности иначе, как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права. Но, нет. Похоже, одесские суды применяли какую-то другую норму какого-то другого права.

А вот, еще есть статьи 14 и 41 Конституции, где написано, что право собственности, в том числе на землю, гарантируется, является нерушимым и не может быть отнято без законных оснований. Вдобавок имеется решение Конституционного Суда № 7-рп/2009 (дело об отмене актов органов местного самоуправления), где написано, что нельзя отменять решения органов местного самоуправления о выдаче гражданам земельных участков. Но и конституционные нормы нашим судьям не указ. Не царское это дело – конституции читать.

Да, международное право и Конституция для судей в Одессе – пустое место. Но, может, они уважают хотя бы своих коллег-судей. Вот, как раз, совсем недавно Высший спецсуд по гражданским и уголовным делам издал постановление № 6 от 30.03.2012 г. «О практике применения судами статьи 376 Гражданского кодекса Украины (о правовом режиме самовольного строительства)», где разъяснил, что не может считаться самовольным дом, который является объектом права собственности на основании надлежащим образом оформленных правоустанавливающих документов. Но, похоже, на мнение кассационного суда судьям из апелляционного суда тоже наплевать.

Может, им нужен кто-то поглавнее. Вот, самый главный суд в стране – Верховный, в постановлении от 16.04.2004 г. № 7 «О практике применения судами земельного законодательства при рассмотрении гражданских дел», черным по белому написал, что согласно статье 257 ГК, в спорах о защите земельных прав применяется общая исковая давность в три года. Но, исковую давность наши одесские судьи почему-то тоже не использовали.

А как же они тогда решение выносили? На основании каких норм права у людей собственность отнимали? Да, видно, не нужны им уже никакие нормы права. Они и так могут людей грабить. Главное – есть мантия и печать. А с ними они себе любое право пропечатают и любые деньги поднимут.

Итоги

  1. 1. Отныне, каждый владелец недвижимости обязан уметь доказать в суде, что когда-то его недвижимость не была построена застройщиком «самовольно».
  2. 2. Наличие госакта, проекта, акта ввода в эксплуатацию и всех правоустанавливающих документов – не имеет значения.
  3. 3. Размер отклонения земельного участка – не имеет значения.
  4. 4. Сроки исковой давности – не имеют значения.
  5. 5. Законодательство – не имеет значения.
  6. 6. Разъяснения Верховного Суда – не имеют значения.
  7. 7. Решения Конституционного Суда – не имеют значения.

Короче говоря, теперь можно отнять какую угодно недвижимость у кого угодно. Нужно только в иске написать, что недвижимость является «самовольной» и огорожена неправильным забором.

У вас еще не забрали недвижимость? Тогда судебная система идет к вам!

01.10.2013

Олег Сикорский

СИКОРСКИЙ О. Л. Похоронить гривну и процветать. ЛигаБизнесИнформ. Видео.

Банками и судами осуществляются целенаправленные действия по дискредитации национальной денежной единицы Украины – гривны.


Народ, который не хочет работать за свою денежную единицу, будет работать за чужую.

Украинскими банками и судами осуществляются целенаправленные действия по дискредитации национальной денежной единицы – гривны. Они добиваются того, чтобы деньгами в Украине стали валюты иностранных государств.

Банковской системой в национальном масштабе осуществляется кредитно-денежная политика, направленная на замену обращения законной денежной единицы Украины, гривны, оборотом денежных знаков иностранных государств. Национальный банк Украины, в нарушение своих конституционных обязанностей по обеспечению функционирования национальной денежной системы, в 2009 – 2011 г.г. издал ряд документов и направил в украинские суды тысячи писем, «обосновывающих» право банков использовать иностранные платежные средства вместо гривны во внутренних расчетах на территории Украины (например, письмо НБУ N 13-210/7871-22612 от 07.12.2009 г.). Под прикрытием НБУ банки повсеместно расширяют сферу оборота иностранных валют, используя их при осуществлении любых расчетных, кредитных и депозитных операций. Совокупный объем неконтролируемой валютной массы, экспортированной в Украину иностранными центробанками при посредничестве украинской банковской системы, достигает сотен миллиардов долларов США.

Судебная система активно содействует переходу национальной экономики на иностранные деньги. С 2010 г. Верховный Суд Украины произвел массовую отмену судебных решений, отстаивавших статус национальной денежной единицы, и приступил к фабрикации антиконституционной судебной практики, легитимизирующей свободный оборот иностранных платежных средств (например решение ВСУ по делу № 6-44908св10 от 23.02.2011 г.). А в 2012 г. Высший специализированный суд Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел принял специальное постановление, которым запретил нижестоящим судам применять прямые нормы Конституции, и задекларировал неограниченные права коммерческих банков на проведение любых валютных операций (постановление ВССУ № 5 от 30.03.2012 г.). На сегодняшний день украинскими судами принято 5148 судебных решений, подрывающих статус национальной денежной единицы.

Эта антигосударственная деятельность привела к развитию в Украине денежной системы с несколькими конкурирующими денежными единицами, эмиссионному контролю иностранных центробанков над монетарными процессами в экономике, искусственному импорту в Украину финансово-экономического кризиса, фактической и юридической утрате государственного суверенитета в сфере денежного обращения.

Верховная Рада Украины должна незамедлительно сформироватьспециальную следственную комиссию по расследованию преступной подрывной деятельности высших должностных лиц Национального банка Украины, судей Верховного и Высшего специализированного судов Украины.

24.04.2013

Наверх